asoiaf : Lullaby for dark ages

Объявление

Добро пожаловать!

Ну, моё летнее дитя, садись поудобнее. Я расскажу тебе историю, про Дракона злого и про Деву прекрасную, про Рыцаря доблестного, что отправился спасать свою возлюбленную, про Друзей его верных и Врагов коварных. Про то, что не все сказки имеют счастливый конец, про то, как Дракон убил Деву, а Рыцарь совсем позабыл свою Любовь, променяв ее на Власть. А затем все жили счастливо, но не долго...

ГОЛОСОВАНИЕ! Конкурс "Кто родители Джона Сноу?"

Можешь выбрать свой подарок "Подарки и покупки"

Новости


08.03.2016 - С праздником весны и красоты, дорогие дамы! Новые квесты для Севера «Дредфортское алое» и «С волками жить»
06.03.2016 - Появилась система подарков и мотиваций читать
01.03.2016 - Новое голосование
20.02.2016 - Тема "Хронология" - заполняется по вашему желанию
17.02.2016 - Новая статья "Лояльность" в Экциклопедии Вестероса
16.02.2016 - Подведение итогов викторины
15.02.2016 - Новая акция #2 вырастая - освещаем
07.02.2016 - Первое подведение итогов
31.01.2016 - Викторина в честь старта игры
25.01.2016 - Открыты сюжетные квесты
21.01.2016 - Создан первый квест
18.01.2016 - Открытие ролевой игры ПЛИО «Колыбельная для темных времен»

Лучшие


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » asoiaf : Lullaby for dark ages » Перекрестки миров » Любопытство иногда греховно


Любопытство иногда греховно

Сообщений 31 страница 60 из 80

31

Рука Герольда послушна повиновалась и опустилась на грудь девушки. Грудь была идеального размера - удобно умещалась в ладонь мужчины. Последний раз, когда Хайтауэру приходилось иметь дело с женщиной, грудь была больше и отчасти свисала, несмотря на то, что её обладательнице было не сильно больше двадцати. Видать, не всё зависит от возраста - подумал мужчина. Он опустил ладонь на живот девушки, плоский и гладкий, без малейшего дефекта. Пожалуй, глупо было сравнивать трактирную девушку с благородной нетронутой девицей, тут всё было опрятно, кожа нежная и приятная на ощупь. На фоне такой чистоты Герольд выглядел действительно ужасно - куча шрамов, главный из которых остался на левой руке - знак отличия Улмера из Королевского Леса, пронзившего стрелой руку Лорда-Командующего.
Вода в ванной по прежнему была очень тёплой, скорее даже горячей. От активного занятия и пара воды Хайтауэр покрылся потом, но сила по прежнему переполняла мужчину, будто ему всего лишь двадцать и он в расцвете своих возможностей. В двадцать он был, пожалуй, одним из самых желанных женихов Простора, несмотря на то, что был лишь вторым сыном влиятельного лорда Староместа. Каким же разочарованием оказалось его вступление в ряды гвардейцем, под гордые напутствия лорда-отца и под ехидную ухмылку старшего брата. Не обязан он себя клятвами, наверняка внёс бы существенные правки в доходы борделей Староместа и Королевской Гавани, хотя с Ливеном Мартеллом, даже облаченным в белое, ему не тягаться.
Прижав своим телом Лизу к стенке ванны, он поцеловал её в шею. Фрикции стали плавными, но быстрыми. Стон девушки говорил о том, что ей было приятно, хотя звуки легко могли достичь чужих ушей и приблизить час расплаты. Не хватало ещё чтобы сюда сбежались стражники замка - подумал Герольд. Представить только - королевский гвардеец лишает девственности хозяина замка в ванной, сюжет достойный песен и картин.
Развернув девушку лицом к себе, он продолжил в том же темпе, дополняя всё поцелуем.

+1

32

Признаться честно, Лиза опасалась того, что дорвавшийся до женского тела Герольд просто-напросто не остановится. Пусть он и старался быть с ней осторожным и аккуратным, но в движениях лорда-командующего присутствовала жадность, ненасытность. Остановиться было нельзя, пусть и не привыкшая к такому процессу Лиза уже начала немного уставать от жара, в отличие от выносливого Хайтауэра.
Лиза, прижатая к стене телом лорда-командующего снова негромко застонала, чувствуя его опаляющее защищающее тепло. Поцелуй в шею заставил колени подогнуться, а от быстрых движений тонкие пальчики судорожно скрючились, царапая стенку, для мыслей не осталось места, разум не знал, как реагировать на происходящее, но тело отзывалось на каждое прикосновение и движение сумасшедшей дрожью.
Еще одно плавное движение - и Лиза оказывается лицом к лицу с Герольдом, а поцелуй заглушает ее негромкие стоны. Маленькие ладони скользят по изборожденной шрамами груди и скользят за спину, где в моменты сладостного единения впиваются в кожу ногтями, оставляя маленькие красные полоски. Руки скоьзнули на шею, крепко обхватывая ее и Лиза потянулась вверх. Словно угадав ее замысел, Хайтаур чуть поднимает ее так, чтобы она могла подтянуться и ногами обнять его талию. Теперь их лица находились на одном уровне, спиной Лиза была крепко прижата к стенке и ничто не мешало свободным быстрым движениям.
- Герольд... - застонала она прямо ему в губы, когда ощущение нежной дрожи волнами начало расходиться по впервые познавшему сладость любви мужчины телу.
Судорожный протяжный выдох - и Лиза инстинктивно прогнулась в спине, когда еще один жадный поцелуй не дал сорваться с ее губ счастливому протяжному крику, который погубил бы их обоих. Девушка судорожно шепотом повторяла его имя с необъяснимой вырывающейся нежностью и порывисто целовала лицо своего любовника. Была ли это благодарность или затуманивание разума, или еще какие-то необъяснимые чувства - Лиза не знала, но каждый ее жест был преисполнен порывистой усталой ласки. Завтра все будет по-другому, завтра они проснутся с ощущением... Но к черту завтра, когда есть сейчас.

Отредактировано Lysa Tully (2016-02-20 11:17:40)

+1

33

Поцелуи всё больше возбуждали Герольда, хотя куда дальше то. Стоны девушки и сорвавшееся имя с её уст напрягло мужчину. Будь он с другой, будь он сам другой, может быть Хайтауэр и остановился, ведь риск был велик - они не были в замке одни, любой мог услышать и увидеть. Странно, что на сладостные звуки не сбежались сплетницы-служанки, это их стезя.
Как и следовало ожидать, Герольд не сдержался и момент упустил. Все мышцы мужчины напряглись ещё сильнее, жилки на шее и руках стали выпуклыми и пульсировали всё сильнее. Обведя руки вокруг талии девушки, Герольд последний раз вцепился в губы Лизы, перед тем как всё закончилось. А закончилось наверняка обильно - столько лет воздержания не прошли даром. Нет, Хайтауэр, как и многие до него, расчехлял свой меч пару раз в месяц, выпуская пар. Трудно представить, чем бы обернулось для королевства наличие семи озабоченных, годами не испускавших пар, мужчин подле короля и, главное, королевы. Белая Книга пестрила бы подробностями государственных измен и изнасилований перед троном. Каждому мужчине нужно время от времени расслабляться, только для обычных это были женщины, для других - верная десница.
Тяжелый выдох обозначил конец, к радостью или к несчастью девушки. Едва ли она смогла вкусить всю сладость этого момента, Герольд не слышал о том, чтобы женщины получали удовольствие от первого раза, это больше торжество мужчины, нежели женщины. Ему следовало вынуть член перед тем, как пускать семя, но кто ж станет винить мужчину, не вкушавшего женщину более двадцати лет - следовало сказать "спасибо" за то, что он не разорвал таки её в приступе наслаждения. В конце концов, был лунный чай, его рецепт легко можно выведать у какой-нибудь лесной ведьме. К мейстеру обращаться было опасно, он служил, в первую очередь, отцу девушки и вполне мог сдать их обоих. Герольд подумал, что сам смог бы найти лунный чай для девушки, искупая свою вину за только что содеянное.
- Извини, я не успел, - послышались тихие слова Герольда. Несмотря на виноватые слова и голос, сам Герольд выглядел вполне довольным и счастливым. Сложив ладони в чашечку, он опустил их в воду и поднял наполненными до краев, после чего уткнулся в воду лицом, смывая пот и остатки чужой крови. К счастью мужчины, чувство вины его не одолевало, лишь сожаление о том, что он таки не успел остановиться, да и только. Он по прежнему был рад своему поступку, прекрасно осознавая, что вместе с семенем он потерял свою честь, заодно лишив ею и Лизу.

+1

34

Все закончилось неожиданно. Вот лорд-командующий все еще держал ее в руках, но вот совершил неожиданно резкое и глубокое движение, от которого внутри стало совсем горячо. Лиза даже не успела понять, что произошло, когда тяжелое дыхание около ее ушка известило, что все завершилось. От непривычных фрикций тело ныло так, будто она целый день провела в седле. Преусловутое удовольствие она получила в процессе, но не было в этом того, о чем пересказывали порой женщины. Ее отпустили обратно и попросили прощения. Не успел? Не успел что? Осознание произошедшего урывками медленно вползало в сознание и транформировалось в панические мысли. А что дальше? Дальше что?
Лиза растерянно оглядела себя. На руках, шее и бедрах начали проступать темные отметины от того, что пальцы Хайтауэра слишком сильно сжимали ее во время процесса, на бедрах были следы крови и белой вязкой жидкости. Все это давало ощущение какой-то паутины, липкой грязи, от которой хотелось немедленно отмыться. Взгляд в спину лорда-командующего был жалким, затравленным и несчастным.
И все?
Ну а чего она хотела и о чем думала? В жизни все заканчивается совсем не так, как в большинстве историй про любовь и верность. Этот человек верен мечу, а она всего лишь по своей глупости попалась ему в руки. Да попадись ему любая служанка, он набросился бы на нее точно так же.
Все.
Не глядя на Герольда, Лиза прошла дальше на глубину и нырнула с головой, стремясь смыть с себя остатки произошедшего события. Кровь и вязкое семя смыслись, ноющее тело от горячей воды стало меньше болеть, но ощущение никуда не делось. Лиза вынырнула и сделала глубокий вдох. Стекающие полицу капли слишком походили на... Слезы? Девушка снова ушла под воду и поймала лежащую на дне бассейна одежду. Отяжелевшая куртка, штаны и ботинки выловились с трудом, но она все же поймала их и пошла в сторону лестницы. Лиза вылезла из бассейна и завернулась в полотенце, которое было больше ее самой. Она не проронила ни слова во время всего действия, будто бы делала все как бездушный слуга, отточенный механизм. Вот руки механически сушат волосы, вот она ует ноги в ботинки, вот подхватывает одежду и собирается сделать то, чего сейчас больше всего хочется сделать - сбежать.

+1

35

Девушка была угрюма и безрадостна - и радоваться у неё причины не было. Какие бы мечты она не лелеяла, всё обернулась не самым лучшим образом. Герольд не проронил ни слова, поднявшись вслед за Лизой и взял сухое полотенце, которое обвёл вокруг пояса. Всё могло быть хуже - подумал Хайтауэр, и всё стало хуже.
- Лиза? - юношеский голос послышался из дверного проёма, ведущего в длиннющий коридор. Голос принадлежал мальчику, разделившему трапезу с ними перед охотой и наблюдавшим за тренировками утром. Было ли на его лице удивление, разочарование или отвращение - мужчина не понял, но это явно было что-то большее, чем просто шок. Герольд бросил короткий взгляд на Лизу, после чего поднял с пола свой меч - отнюдь не для того, чтобы им воспользоваться - и мальчик тут же скрылся с виду. Рыцарь тяжело вздохнул.
- Болван, он сейчас всем разболтает об этом, - в голосе Хайтауэра чувствовалась нотка злости. Мало того, что об этом так или иначе узнает отец девушки, так ему ещё и расскажут другие. Зная обо всем только непосредственные участники, можно было надеяться на снисходительность лорда Талли, но сейчас всё стало хуже.
- Встретимся в гостином зале, - бросил Герольд, быстрым шагом покидая ванну. Он хотел бы сказать что-то другое, но времени было совсем мало. Это не был побег - он не собирался убегать, ему нужно было срочно переодеться и найти мальчишку. У дверей Лорда-Командующего его ждали двое рыцарей, прибывших вместе с ним. Хайтауэр приказал им найти мальчишку, описав его внешность и рост, после чего зашёл в свою комнату и наспех переоделся. У него была идея, рискованная и граничащая с безумством, но иного выхода не было. Он нацепил свой белый плащ, а на пояс надел свой валирийский клинок. Белые доспехи были изрисованы узорами, на нагруднике же красовалась трёх зубчатая корона.
Герольд вышел из своей комнаты и направился в гостиную, нервно ерзая руками, перебирая в мыслях планируемое. В зале не было Лизы, зато были двое рыцарей и тот мальчишка, которые их застал. Подойдя к нему на расстояние вытянутой руки, Лорд-Командующий опустил голову - он был гораздо выше мальчика - и спросил:
- Кому ты успел рассказать? - глаза Белого Быка наполнились кровью. Было ли это от страха, от гнева или от горячей ванны - непонятно, Герольд никогда не осознавал, в гневе он пребывает или нет. У мальчика была разбита губа - вероятно, одни из рыцарей перестарался, или он сопротивлялся аресту.
- Никому, клянусь, - голос мальчика был охриплым, ему было страшно. Ещё бы не быть страшно, когда тебя приволокли к стальной глыбе с бешеными глазами. Наверняка парень ждёт удара, иначе зачем ему щуриться, словно ему в глаза светит солнце поутру.

+1

36

Лиза продолжала приводить себя в порядок, когда открылась дверь и чей-то голос позвал ее. Она перевела безжизненный взгляд в сторону проема и в ужасе прижала руки ко рту - там стоил Петир. Смесь чувств на его лице сложно было передать, но она слишком хорошо его знала, чтобы понимать, что сейчас испытывает ее друг - разочарование. Да, Лиза не была истинной леди во всех пониманиях этого слова, но когда она пала столь низко, чтобы возлечь рядом с лордом-командующим - она стала для него никем. Раз уж их ссора привела к такому - значит, все может быть еще хуже.
- Петир... - ее голос звучит жалко и растеряно, совершенному оправдания нет. Хайтауэр поднимает свой меч и Бейлиш скрывается из виду. Перепуганная Лиза наблюдала за тем, как он бросил в ее сторону фразу о встрече и быстро направился к выходу. Девушка бегом бросилась в тот выход, через который пришла, чтобы скорее добраться до своих покоев. Там она наспех надела платье, скрывающее синяки на руках и на шее, кое как убрала мокрые волосы в неаккуратную косу и раскрасневшаяся и запыхавшаяся бросилась не в гостиный зал, а к покоям Петира, чтобы успеть как-то объясниться, рассказать что-то... Но Бейлиша там не было, ровно как и лорда-командующего не было на месте. Предчувствуя самое плохое, девушка сбежала вниз, едва не переломав себе на ступенях ноги, не замечая, как гудят уставшие мышцы и сама она задыхается об быстрого бега. Когда она вбегает в залу, то сердце едва не выскакивает из груди, а ее лицо стремительно теряет краски, когда она замечает захваченного Петира с разбитой губой, с которым о чем-то разгоривает лорд-командующий. Видит она и меч и двух рыцарей рядом, что удерживают ее друга.
- Стойте! Вы не посмеете! - ее голос звучит звонко от испуга и заставляет всех присутствующий обратить на нее внимание. Лиза так стремительно бежит вперед, что на ее совершенно дерзкий поступок даже не успевают среагировать, когда она быстро встает перед между Петиром и Герольдом, разводя руки в стороны, словно стараясь защитить своего друга.
- Сир Хайтауэр, не надо! Прошу! - из ее глаз брызнули слезы отчаяния. Пусть она и Петир сейчас в сложных отношениях, но такой участи и такой смерти - а именно об этом подумала перепуганная девица, простите, уже не девица - он явно не заслуживал.

+1

37

Появление Лизы было как нельзя кстати. Рыцари, державшие Петира, сразу же обратили на неё внимание, один из них даже собрался остановить её, но Герольд слегка качнул головой, приказывая рыцарю стоять на месте. Девушка встала между Лордом-Командующим и заплакала.
- Стало быть, из-за него вы плакали, - Хайтауэр помнил, что после приезда девушка явилась на ужин с заплаканными глазами. Мальчик был ростом почти с неё, с тёмными волосами и хитрыми глазами, но если в нём и была благородная кровь, она пряталась очень глубоко. Герольд никогда бы и не подумал, что такая серость может привлечь внимание дочери лорда Риверрана, он был жалок и слишком смазлив. Можно списать всё на возраст, но в его годы большинство парней уже участвуют в войнах и готовятся стать рыцарями, а этот не то, что рыцарем не станет, у него даже сил поднять меч едва хватает.
- Не надо что? - с искренним удивлением спросил Герольд, - Думаете, я собираюсь убить мальчику за то, что он видел? - рыцарь протянул руку и, прикоснувшись к животу Лизы, мягко отодвинул её в сторону, подойдя почти вплотную к мальчику.
- Что ты видел? - спросил его Герольд, - Ничего, - после небольшой паузы ответил мальчик. В его груди явно бушевал ураган, но страх умиротворил его окончательно, или по крайней мере на время.
- Кто я? - Герольд по прежнему стоял перед ним, склонив голову немного в бок, - Лорд-Командующий Королевской Гвардии, сир Герольд... - мальчик не успел договорить, как Хайтауэр положил ему тяжелую руку на плечо. Мальчик вздрогнул от этого и покосился, не ожидая такого.
- А ты кто? - парень отвёл взгляд в сторону, - Петир Бейлиш, - Герольду, видимо, удалось задеть его гордость, ибо парень склонил голову, как ребёнок склоняет виновато перед родителем.
- Ни Старые, ни Новые боги, Петир, не спасут тебя если ты откроешь свой рот и вспомнишь о том, чего ты не видел, - Хайтауэр убрал руку с плеча парня и кивнул своим людям. Один из них взял его под руку и они втроём начали удаляться. Герольд повернулся к Лизе и посмотрел в её голубые, заплаканные глаза.
- И ещё одно. Уверен, леди Лизе не придётся больше пускать слезы по вашему поводу. Считайте себя, Петир, связанным обетом предо мной, будьте ей верным другом и храните её тайны так, как храню я тайны Короля, - рыцари увели Петира из гостиной, а сам Герольд продолжил смотреть на Лизу. Он не ждал благодарности и не принял горделивую осанку, это было лишь самым малым, что мог сделать сейчас Герольд для неё. Положив руку на щеку девушки, он убрал её слезы.

+1

38

Лиза смотрела на лорда-командующего испуганным затравленным взглядом, но ее слезы отчего-то имеют неверный эффект. Девушка вздрагивает, когда слышит слова Герольда. Так он что, заметил то, что произошло? Ее удивленный взгляд выдает ее с головой, но слова Хайтауэра о том, что Петиру ничего не грозит не звучат убедительно. Леди Талли даже оказывает легкое сопротивление, когда ее отодвигают в сторону, но она настолько вымотана, что надолго ее не хватает.
- Прошу... - ее голос звучит жалко, умоляюще и тихо, ее почти не слышно и девушка наблюдает за тем, что сейчас происходит. Но, к ее удивлению, страшного не случается, даже нет угроз, достаточно лишь слов. В груди поселяется неприятное чувство отвращения за то, что ее друг такой отчаянный трус. Смотреть на него невыносимо и Лиза переводит взгляд вверх на лорда-командующего. Теперь Петир точно промолчит, но вот рада ли она такому исходу? Непонятно. Все произошло слишком быстро и неожиданно, девушка даже не успевает подстроится под все происходящее и просто боится, что разум ей откажет.
Молча девушка смотрела на то, как уводили Петира, молча слушала слова Герольда о том, что теперь Бейлиш не посмеет ее обижать, но нужно ли ей, чтобы к ней уважительно относились лишь из страха перед другим человеком? Пока было сложно сказать, наверное, она должна быть благодарна Герольду за свое спасение, но смешанные чувства к этому человеку не позволяют выделить что-то одно и решить что-то определенное. Правда, многое меняется, когда Лиза ощущает его ладонь на своей щеке. От прикосновения она еле заметно вздрагивает и чуть поворачивает голову, как выпрашивающий ласку ребенок. Стала ли она взрослой после случившегося? Нет, так быстро это не происходит. Легче не становится, губы Лизы лишь начинают дрожать сильнее, желание сбежать пересиливает все остальные, но почему то Лиза этого не делает, а лишь шагает вперед, обнимая руками рыцаря и глухо, навзрыд, плачет, утыкаясь лбом в жесткий нагрудник. Ей не хочется никого обвинять или что-то делать сейчас, хочется лишь немного защиты от произошедшего, ведь она еще так много не понимает. А из груди вырывается только глухое, судорожное, непонятное и неуместное
- Прости.
Непонятно, за что она просит прощения, за свои подозрения, или за свое поведение, которое привело к тому, что случилось, или за свое спонтанное бегство. Запутавшаяся девочка пока сама не может понять, что происходит, только просит о том, что может быть невозможно.
- Не уходи.
И это тоже неясно. Не уходи сейчас - или не уходи совсем? И то и другое может быть невозможно, от осознания этого хрупкие плечи начинают ненадолго трястись сильнее.

+1

39

Герольд погладил девушку, пока она рыдала. От чего он плачет? Оттого, что он с ней сотворил, или оттого, что подумала, как бы её без пяти минут любовник не убил Петира? Он плохо знал женщин, и ещё хуже знал молодых девушек, с их мыслями и желаниями. Для Герольда они все были глупыми безликими существами, гоняющимися за мечтами и грезившими о принцах да королях. Теперь, когда он ворвался в жизнь одной из них и перевернул всё верх дном, слов у рыцаря не было. Может ему следовало разрубить Бейлиша пополам, чтобы она его возненавидела и проклинала до конца его дней, это сильно проще. Ненавидеть всегда просто.
- Мы можем уйти вместе, - в пол голоса ответил мужчина, - В Королевскую Гавань, в Старомест, в Эссос, куда пожелаешь, - Герольд впервые в своей жизни не знал, что дальше будет делать. Он заставил единственного свидетеля молчать и дал возможность девушки скрыть всё это, хотя бы на время, если она не хочет сбегать из дома и отдавать свою жизнь на случай судьбы. В конце концов всё сводится к тому, что хочет четырнадцати летняя девушка. Подумать только, к чему дошёл Хайтауэр - его будущее зависит не от решений Короля, а от маленькой, хоть и милой девочки. Думала ли она, что когда-то ей выпадет такая ноша, несчастье встретить человека, априори считающимся самым доблестным и отважным человеком в государстве, в действительно оказавшимся ничем не лучшим худшего из худшим. Все по своему совершают свою злодеяния - одни на поле боя, другие под тенью Железного Трона, а третьи - в постели. Что он должен будет записать в Белой Книге, что другие должны будут записать? Нарушил доверие короля и прелюбодействовал с женщиной? Напишут ли, кто была эта женщина и сколько ей было лет? Войны начинались и за более мелкие проступки, а тут Хостеру достаточно лишь захотеть, как его поддержат все сочувствующие, угнетенные властью Безумного Короля.
- Я... - Герольд по прежнему гладил волосы девушки, держа её в объятьях, - я не бегу от тебя, или от того, что я сделал. Я могу признаться во всём твоему отцу и королю, могу взять тебя в любое место, куда ты пожелаешь уехать, и буду защищать. Я не могу обещать, что жизнь в бегах будет приятной и безоблачной, но я буду прилагать все свои силы, чтобы это не стало концом. Решать тебе, сам я не знаю, что дальше делать, - пожалуй, это было одним из редких моментов, когда Герольд говорил правду, ведь он так редко это делал.

+1

40

Мгновение была неопределенность - что он сделает сейчас? Лорд-командующий вполне мог оттолкнуть Лизу от себя и не слушать ее слов, не утешать и не чувствовать себя неловко из-за этой ситуации. Но нет, теплое объятие дало испытать некое облегчение, почувствовать защищенность и еще что-то необъяснимое. Странно, так странно что за два дня можно так быстро перевернуть всю жизнь, что размеренно текла и вдруг в одночасье изменилась. Лиза слышит его слова, но их смысл доходит до нее не сразу. Недоуменно она поднимает голову и смотрит ему в глаза.
- Уйти? Ты хочешь, чтобы я ушла с тобой? - слезы медленно высыхают на щеках, оставаясь солеными дорожками. Действительно, куда ей деваться после всего произошедшего? Вряд ли отец будет доволен, до поры до времени все еще возможно будет скрыть, только после брака, возможно, все раскроется, если только леди Талли не проявит изворотливость. Но хочет ли сама Лиза жить в возможном угнетающем браке с незнакомым мужчиной или же предпочтет рутинному браку бегство с лордом-командующим? Она не может так быстро принять решение, это слишком большая ответственность!
- Но как же ты? Что будет с тобой? - сама она знает, что произошедшее рано или поздно раскроется и тогда Герольду несдобровать. Но что облегчит признание лорда-командующего? Все только усугубится и во всех случаях их может настигнуть неминуемая кара. Отец может просто отказаться от нее, а Герольда может ждать и казнь. Они фактически погубили друг друга, но, в то же время, смогли обрести что-то новое и пока неясное. Ее пальцы ласково скользят по его щеке, неосознанно даря ласку. Кто сказал, что через какое-то время им обоим не надоест все это и как не думать о будущем? Но здесь и сейчас нужно действовать быстро, а думать еще быстрее, если они оба не хотят остаться несчастными и одинокими до конца жизни, который может наступить так скоро.
- Я пойду за тобой, - решение приходит само собой. Возможно, она пожалеет о своих словах и последствия бегства Лизы тяжело ударят по дому Талли и по лорду-командующему, а также, возможно, по отношениям короны и севера. Но сейчас и здесь - она готова уходить и лихорадочно думает о том, что нужно сделать первее.

+1

41

После слов Лизы Герольд выдохнул, будто до этого всю жизнь держал воздух в лёгких. Это было одновременным облегчением и приговором. В конце концов, не они первые кто будет сбегать из семей и от своих клятв, но будут первыми в таком статусе, пожалуй. Нет в Белой Книге записей о рыцаря, сбежавших с юными девицами за тридевять земель, как и нет записей о девицах столь благородных кровей, сбежавших с рыцарями.
- Мы отправимся в Старомест, к моему брату, там решим куда дальше. Собери свои вещи, - со спокойным голосом ответил Хайтауэр, после чего отпустил Лизу, сам же пошёл искать своих людей.
Через несколько минут все рыцари, сопровождающие его на пути к Риверрану, собрались во внутреннем дворике, к ним так же примкнули некоторые другие искатели удачи, и немудрено - Хайтауэр пообещал щедрое вознаграждение. Мужчина послал одного из своих людей помочь леди Лизе с её вещами, сам же он ждал снаружи. Ожидание не длилось долго, только дождался Герольд не девушку, а отряд во главе с Бринденом Талли. Откуда он узнал? Петир успел разболтать мейстеру? Едва ли, Бринден не успел бы так быстро среагировать, видимо, его послали вперёд, дабы встретиться с Герольдом раньше.
- Милорд, вы куда-то собираетесь? - спросил его Бринден, сидя на коне. Внутренний дворик пополнялся его всадниками, на лице брата Хостера виднелось удивление. Перед тем, как Герольд успел что-либо ответить выбежал Петир.
- Этот человек обесчестил вашу племянницу и сейчас хочет украсть, - Бринден тут же вынул свой меч из ножен, за ним последовали его люди и сопровождающие Герольда. Три дюжины человек стояли во внутреннем дворе, вооруженные до зубов.
- Прикажите вашим людям сложить оружие, милорд, - помпезно объявил Бринден, спешившись со своего скакуна. Хайтауэр почти поверил, что всё закончится бескровно и они смогут добраться до Староместа. Наивность ранила сильнее любого клинка.
- Вы угрожаете Лорду-Командующему Королевской Гвардии короля, - ответил ему один из рыцарей, окружающих Герольда. Сам Герольд не спешил обнажать свой меч, дожидаясь прихода Лизы. Он кинул взгляд на Петира, этого гнусного засранца. Неужто малец настолько обезумел, что готов ради собственной уязвленной гордости лишиться головы. Хайтауэр с радостью перерезал бы ему сейчас глотку, а если не сейчас - позже.

+1

42

Все происходило слишком быстро и Лиза не сразу соображала, что нужно делать. Бежать? Прямо сейчас? Но она сама только что сказала, что готова за ним пойти и теперь следовало сдержать слово. Решение было уже принято и после того, как Герольд оставил ее, девушка быстро направилась в свои покои и стала быстро укладывать дорожные мешки. Обычно при путешествиях все складывали в сундук, но кто знает, смогут ли они его взять в дорогу? Руки не знали, за что схватиться первыми и пару раз девушка яростно вытряхивала их обратно на постель и укладывала только самое необходимое. Она громко прикрикнула на служанку, чтобы та принесла ей с кухни мешок с едой, который уж точно не был бы лишним в дороге. Руки судорожно убирали волосы в более аккуратную косу, самое необходимое было собрано и теперь ей предстояло покинуть свои покои и свой дом? Готова ли она? Нет! Но поделать уже ничего было нельзя, только если Лиза сама не откажется от этого.
Прибывший на помощь рыцарь от Герольда помог ей скорее все доделать. Лиза набросила на плечи плащ и пошла к выходу, но ее ожидано неприятное известие в виде дяди Брандона и его отряда. Когда наблюдавшая из дверей Лиза услышала слова Петира, то резко побледнела и не смогла сдвинуться с места. Что двигало Бейлишем - желание поквитаться с лордом-командующим или уязвить Лизу или же наоборот заставить ее остаться - было неясно, но нужно было немедленно спасать ситуацию и спасти ее должна была именно она. Девушка бросила взгляд на рыцаря и замаха руками, давая понять, чтобы тот поскорее скрылся вместе с ее вещами.
- Дядя Бриндон! - звонкий девичий голос заставил мужчин ненадолго отвлечься от возможной схватки.
- Что происходит? Вы что, собираетесь драться? - Лиза не умела врать и изворачиваться, но из страха за лорда-командующего она смогла притвориться непомерно удивленной происходящим.
- Это же люди короля! Они прибыли к отцу по приказанию Его Величества! - Лиза попыталась воззвать к их разуму и разрешить возникающий конфликт, пока он не успел разгореться.

+1

43

- Лорд-Командующий обесчестил дочь моего брата и пытается её выкрасить из отчего дома, - ответил Бринден рыцарю из окружения Герольда. Когда Лиза вышла в походных одеяниях и попыталась предотвратить конфликт Чёрная Рыба будто взбесился. Видимо, одежды девушки убедили его в правоте Петира, да и Хайтауэр молча смотрел в их сторону, не подтверждая и не опровергая слова глупого мальчугана.
Нарушило молчание свист болта, пущенный из арбалета одного из стражников Бриндена. Рыцарь упал наземь и начал задыхаться кровью, но Герольд по прежнему не вынимал меч из ножен, держа свою левую десницу на рукояти. Воины вступили в схватку, на одного бойца Хайтауэра приходилось два стражника Чёрной Рыбы, но то были лишь стражники, а у Белого Быка - рыцари.
Первый взмах меча Бриндена рассёк воздух, но Герольд успел поднять на ступеньку выше спиной. С Чёрной Рыбой Хайтауэр был знаком ещё со времён войны Девятигрошовых королей, Лорд-Командующий возглавлял войско и был его командиром, а потом знал на что способен Талли, знал все его трюки и способности. Последующий взмах Бриндена так же не достиг противника, и следующий, и следующий. Для своих размером Герольд был достаточно ловок и без особых трудностей уворачивался от незамысловатых выпадов оппонента. В конце концов Хайтауэр ударил ногой в грудь Чёрной Рыбы - благо Герольд находился на несколько ступеней выше - и тот потерял равновесие. Бринден не упал, но на пару мгновений отвлёкся, пытаясь не свалится на спину. Взмах меча Хайтауэра и меч Чёрной Рыбы с грохотом свалился на ступеньки. Талли попытался пойти в рукопашную но очередной удар он уже не смог выдержать - рыцарь упал на землю, успев перед этим развернуться и встретить пол руками. Попытку встать Герольд пресёк поднеся лезвие своего меча к горлу Бриндена.
- В следующий раз, сир, я не проявлю такую снисходительность, - вернув меч в ножны Герольд спустился со ступенек. Бринден таки встал, но сразу же был взят под руки подоспевшими рыцарями Хайтауэра. Стражники Чёрной Рыбы либо сдались, либо были убиты, отряд самого Лорда-Командующего потерял лишь двоих. Паж привёл за поводья коня Герольда и лошадь Лизы, белую кобылу. Герольд ловко оседлал своего коня и сжал крепко поводья в руках, ожидая девушку.

+1

44

Если Лиза и могла надеяться на мирный исход дела первые секунды, то после того, как был пущен первый арбалетный болт надежды не осталось. С ужасом девушка смотрела на развернувшееся побоище, находясь под защитой рыцаря, которого Хайтауэр направил ей в помощь. Лиза смотрела на сражение Герольда и Бриндена и вздрагивала от кажого удара, ее сердце рвалось на части, ибо каждый из возможных побежденных был ей по-своему дорог. Но вот дядя падает и Лиза не может смотреть на то, что сейчас, возможно, случится... Но вот проходит секунда,  другая, ее трогают за локоть и девушка открывает глаза и видит, что Бриндена взяли под руку, а ее саму зовут скорее уезжать. Ненадолго девушка заколебалась. Если она сейчас уедет и дядя все увидит - разъяренный Хостер Талли поймет, что девушка ушла с лордом-командующим добровольно и непременно пошелт погоню. Последствия для всех будут ужасными, но только в случае, если их догонят... А если нет? Если она останется, то все будет еще хуже.
Лизе помогли погрузить ее вещи и сама она ловко забралась на белую кобылу.
- Прости, дядя, - голос Лизы задрожал и она отвернулась от Бриндена, стараясь успокоиться. Ощущение Герольда рядом действовало успокаивающе, но недостаточно.
- Открыть ворота! - словам одного из рыцаря подчинились и громко стуча копытами, лошади выехали за пределы замка, практически сразу же переходя в галоп. Измучанное Лизе было очень сложно скакать на лошади после охоты и произошедшего в ванной, но она старалась держаться, прекрасно осознавая, что на первой же остановке просто свалится с лошади и уснет мертвым сном, стараясь забыть все, что произошло.
Побег начался.

Гнать лошадей долго не получалось - после дождя дороги размыло и быстрая скачка могла повредить животным. Они перешли на рысь и Лиза еле сдержалась, чтобы не застонать или не заплакать от усталости и вымотанности. Все это оказалось намного сложнее, чем она думала, хорошо еще, что не было дождя. Вскоре должно было стемнеть, а ехать ночью было бы просто самоубийством, особенно если сворачивать с тракта и скрываться на лесных дорогах - их просто могли убить дикие звери.

+1

45

В душе Герольд радовался выбору Лизы, но на лице сохранил полную невозмутимость. Мужчина понимал чего стоит девушке покинуть свой дом, пренебречь своим отцом и всей своей роднёй. Не будь он привязан к ней голова Бриндена наверняка слетела бы с плеч за подобную дерзость. Когда девушка пустила свою кобылу в рысь и направилась в сторону ворот с частью отряда, Хайтауэр кивнул рыцарям и они отпустили Чёрную Рыбу. Тот был крайне недоволен и озлоблен, но бросаться в погоню не стал - не догонит. Всех лошадей они либо взяли с собой, либо отпустили, пока они найдут новых Герольд и Лиза будут уже далеко от Риверрана.

Весь день они были в пути, не останавливаясь нигде дабы не оставлять "хлебные крошки" преследователям. Бринден уже должен был сообщить своему брату о случившемся и за голову Герольда уже должна быть назначена солидная цена. Через день, вероятнее всего, обо всём узнают и в Королевской Гавани, но пока они смело пользовались таргариеновым штандартом, все их пропускали и не особых вопросов не задавали. К счастью, все рыцари в отряде были связаны с домом Хайтауэр, присягой или деньгами. Герольд часть дороги держал в руке согнутый свиток карты и помечал наиболее безопасный путь, ища золотую середину между разбойниками и вероятными движениями преследователей. Самые очевидные дороги сразу оказались вычеркнуты, самые опасные так же. Был небольшой шанс нарваться на разбойников и грабителей, но это было куда лучше отряда до зубов вооруженных людей. Под конец дня лошади устали и настало время для привала. Они остановились у небольшого посёлка из пары десятков домов, в центре которого стоял колодец. Герольд набрал флягу воды и приказал сделать так же и другим своим рыцарям, а после - напоить коней. Им предстояло провести ночь в этом богами забытом месте, надеясь, что Бринден не выследит их и не свернёт куда надо. Перед встречей с местными жителями Хайтауэр сменил одежду, доспехи и плащ королевского гвардейца привлекали много внимания.
- Опусти капюшон ниже, незачем этим людям знать кто у них гостит, - сказал Герольд Лизе. Вполне возможно Чёрная Рыба уже успел отослать воронов всем речным лордам, а те могли сообщить селянам. Если хотя бы кто-то узнаёт Лизу непременно возникнут вопросы, а Бринден узнает их маршрут и сможет разослать весть нужным лордам, чьи земли лежали впереди.
Один из рыцарей уже успел посетить таверну и рассказать легенду - северный лорд со своей дочерью направляется в столицу и нуждается в ночлеге. Они убрали знамёна дракона чтобы не провоцировать подозрения, и вошли в здание. Людей было мало, а те что были не проявляли никакого интереса к новым гостям, сидя за своими столами и распивая напитки. Герольд с Лизой уселись за один стол, рыцари - за несколько других. Девушка, вероятно дочь хозяина, разнесла еду по всем столам и Хайтауэр отломил кусок баранины - он был дико голоден после целого дня пути.

+1

46

Шатающаяся от усталости Лиза послушно надвинула капюшон на нос и тенью следовала за Герольдом. В бегах юной девушке пришлось несладко, это тренированным рыцарям было не впервой совершать такие долгие переходы, леди Талли же еле волочила ноги от усталости. Только когда ей удалось присесть не в самой чистой таверне и вытянуть ноги, то наступило хоть какое-то расслабление для уставшего тела.
Запах горячей еды аставил девушку встрепенуться и потянуться к нехитрой снеди. Ловко и изящно, посекундно обжигаясь, она отщипывала куски баранины и хлеба и быстро отправляла их в рот, почти не жуя. Ее тонкие ухоженные пальчики могли привлечь чье-нибудь внимание, но, к счастью, народу в таверне было не так много.
Рыцарю нужно было много еды для насыщения, неудвительно, что Лиза утолила голод куда быстрее Герольда. Ощущение сытой тяжести клонило в сон и девушка оперлась рукой о стол, подперев ладонью щеку. Глаза ее посекундно закрывались, но она силилась держаться. Чтобы не свалиться и не заснуть, она попробовала заговорить, хотя язык ее плохо слушался. В разговорах в таверне ее голос звучал совсем тихо и Герольду приходилось бы напрягаться, чтобы ее услышать.
- Что мы будем делать дальше? После того, как доберемся до твоего брата? Ты уверен, что он примет нас? - она вскользь прикоснулась пальцами к его ладони и поспешила убрать руку, чтобы не заметили эту сдержанную ласку. Какое-то время она не решается задать вопрос, но все же спрашивает то, что мучило ее всю дорогу.
- Почему ты решился на все это? - какой бы ни был ответ - ее устроит любой. Ей важно услышать, отчего Герольд решил рискнуть своей головой ради девочки, которую не так давно знал и пошел на отчаянный шаг просто потому, что она сказала "да". Лиза зажмурилась и потерла ладонью глаза, силясь не уснуть прямо за столом. Усталость и неопытность в путешествиях секунда за секундой брали свое и если Хайтауэр не поспешит ответит - Лиза просто уснет за столом и в отведенную им комнату ему придется просто тащить ее на руках.

+1

47

- Мой брак давно болен и не в себе, там заведует его жена. Она с радостью примет нас и снабдит всем необходимым, - Герольд запил кусок баранины не самым вкусным элем, - Мы могли бы остаться в Староместе, но это быстро привлечёт чужое внимание и вскоре твой отец может явиться с войском под стены города. Мы возьмём золото и корабль и отплывём в Эссос. В Пентосе у меня есть несколько влиятельных друзей, они дадут нам место для жизни, - ещё один стакан эля и Хайтауэр выпрямил спину, вдоволь наевшись. Вопрос девушки застал его врасплох, не потому что ему нечего было сказать, скорее оттого, что ему редко кто задавал вопросы о том, что он думает или хочет. Чаще всего ему приказывали.
- Двадцать лет своей жизни я прожил ради семьи, стараясь не оплошать перед старшим братом и отцом. Ещё двадцать лет я прожил ради короля, защищая его покой и ведя его войско в войнах, - Герольд отодвинул рукой стакан с элем и взял тот что был с водой. Ему не следует напиваться пока они были так рядом с Риверраном, всякое может произойти, а умирать пьяным - гадкая смерть.
- Под конец я хотел бы провести остаток своих дней занимаясь тем, чем я хочу. Охотиться по своему желанию, воевать по своему желанию, - Герольд прищурился, улыбка растянулась на его лице, - Спать с молоденькой девушкой по своему желанию, - его лицо выдавало игривый настрой, он шутил. Впрочем, так оно и было - он хотел заниматься тем, что захочет и когда захочет.
- В Эссосе, если у тебя есть деньги, ты волен делать что угодно. Никто не будет заставлять тебя делать что-то против воли, - Герольд сделал ещё один глоток воды. Пожалуй, зря он так пристрастился к напиткам - ночью то и дело будет вставать и ходить в отхожее место, а перед завтрашним днём следовало бы хорошенько выспаться.
- А ты почему решилась? Бросила отца, брата, сестру ради авантюры, которая может принести больше горя, чем радости, - Хайтауэр не был из тех, кто смотрел на жизнь оптимистично. Он знал натуру людей и вполне допускал, что их могут убить хоть этой ночью, или завтра, или через месяц. Он поклялся себе защитить Лизу любой ценой, но даже у Герольда есть свой предел, как и у любого человека - свернуть горы он не сможет и как избежать смерть он так же не знает. Остаётся надеяться, что деньги и воинское искусство будут достаточны чтобы выстроить безоблачное будущее.

+1

48

Лиза внимательно слушала Герольда и старалась унять свою сонливость, ибо зевать во время того, как тебя посвящают в планы крайне невежливо. Его слова вновь заставляют девушку неуютно поежиться и нахохлиться, как рассерженный воробей в капюшоне. Значит, Пентос... Представление о том, как она будет жить вне дома пока было слишком ускользающим, все случилось очень быстро. Она прекрасно осознавала, что не будет женой принца или молодого лорда, а будет сожительницей беглог рыцаря. Но пожалела ли Лиза о своем решении? Нет, иначе бы осталась в Риверране и не выехала за его порог. Брак бы оборвал свободолюбивой птичке крылья, а здесь ее ограничивало лишь бегство, которое приносило больше неудобств, чем радости, но девушка искренне надеялась, что у них все получится.
Вопрос застает ее врасплох и Лизе приходится напрячься, чтобы усталый разум смог подсказать верный ответ. Она поддалась своим инстинктам, отчаянной жажде приключений и  желанием быть свободной, но как объяснить это словами?
- Наверное, потому же. - отозвалась Лиза и придвинулась к Герольду, положив голову рыцарю на плечо. На мгновение под столом она переплела с ним пальцы рук и расцепила, в поисках тактильного контакта и поддержки.
- Только ты ждал столько времени, чтобы пойти и делать то, что хочется, а я не хочу этого ждать, того момента, когда можно сделать как хочется, а не как должна. У отца есть дочь и сын, спустя время я перестану быть ему нужна. - лицо Лизы слегка кривится.
- И ждать двадцать лет, пока я выйду замуж, смогу пережить мужа или не пережить и закончить свою жизнь предсказуемо несчастливо... Я не хочу, чтобы все закончилось вот так.
Она не станет говорить, что была неудачным обиженным ребенком, который не поулчил своей доли ласки. Кейтилин была хозяйкой Риверрана, Эдмур его наследником, а Лиза же была предоставлена сама себе. Впервые в жизни она ощутила себя настолько нужной, что ради нее совершили переворот в своей жизни. Вслух она этого уже не говорит, потому что глаза девушки закрываются и только тихое сопение говорит о том, что она заснула.

+1

49

Пожалуй, ответ Лизы был не полным - Герольд чувствовал, что она недоговаривает. Может и так, а может он просто перепил. В любом случае, незачем было устраивать допрос - у них впереди ещё много времени для разговоров, а бежать надо сейчас. Не совсем сейчас. Сейчас надобно поспать, все устали и всем нужно набраться сил. Когда дочь хозяина таверны пришла забрать тарелки и стаканы, Герольд попросил её показать им их комнаты.
- Ваши, милорд? - с удивлением переспросила девушка. Хайтауэр вспомнил легенду, она ведь его дочь по ней. Лишь когда мужчина повернул голову, чтобы найти оправдание в глаза Лизы, он заметил, что она уже спала. Приложил палец к губам, Герольд приказал девушке не говорить ни слова и провести до спальне Лизы. Он поднял на руки спящую красавицу и последовал за дочкой хозяина товерны. Они поднялись на второй этаж и прошли через коридор. Справа, в конце коридора, оказалась комната Лизы - небольшая, но уютная и тёплая. Герольд кивнул девушке и та скрылась за дверью, сам же он аккуратно положил Лизу на её кровать и укрыл небольшим пледом, лежащим неподалёку. Пожалуй, девушке ещё никогда не приходилось засыпать в том, в чём она ходила по улице - не благородное это дело. Впрочем, ей ещё многое предстояло сделать впервой, на их пути мало роскоши и удобств, придётся привыкать.
Потушив единственную свечу в её комнате, Герольд тихо прикрыл за собой дверь и спустился на первый этаж, где оставалось лишь трое рыцарей, допивающих свой эль. Остальные, вероятно уже спят - подумал мужчина и вышел на улицу. У ближайшего дерево он помочился - эль быстро выходит - и вернулся ко входу в таверну. Ночь была ясной и холодной - холоднее вчерашней. Убедившись, что вокруг тишина, Хайтауэр вернулся на второй этаж и лег в свою кровать. Сон пришёл намного быстрее, чем обычно, он первый раз за много лет засыпал спокойно, хотя с чего бы это, сейчас он был в большей опасности, чем за предшествующее время.

[h2]через 3 недели, место: Старомест, Простор[/h2]

- Добро пожаловать в Старомест, - с улыбкой сказал Герольд Лизе. За три недели, прошедшие с их побега, многое изменилось. Они благополучно добрались до пункта назначения, как только они перешли границу Простора к ним присоединилось больше людей - жена его брата позаботилась, чтобы путь до Староместа прошёл гладко и без происшествий. Король таки узнал про измену своего Лорда-Командующего и с напутствия Десницы назначил награду за его голову в триста драконов - меньше, нежели то, на что надеялся Герольд. Бринден Талли так и не смог нагнать их, отстав недалеко от границы - дальше ему спутали карты соглядатаи дома Хайтауэров, направив его по ложному следу.
После приезда в Простор они больше не останавливались в тавернах - только в замках верных друзей дома Хайтауэр, готовых умолчать о гостях и предоставить хорошие условия пребывания.
Тяжелые ворота города всегда были открыты, ведь через них денно и нощно входили и выходили сотни торговцев, странников и искателей приключений. У самих ворот их встретил колоритный сброд - и дорнийцы, и северяне, и жители Вольных Городов. У одной обочины стоял красный жрец, неутомимо пророчащий "Ночь темна и полна ужасов", с другой - септон, парирующий ему гневом Семерых. Один торговец старательно пытался доказать, что у него где-то завалялся цельный слиток ланнистерского золота, и если ему дадут товар в ссуду то он обязательно вернёт долг, ему нужен лишь месяц. Город был жив и остался таким, каким Герольд его запомнил. Даже вдалеке от порта в воздухе витал запах рыбы, но запах был свежим и побуждающим путников зайти в лавочную и приобрести рыбы - её тут было завалом. В отличие от столицы, Старомест был чистым и опрятным городом - всё было убрано, никто не разливал вёдра с отходами по улицам - это было строжайше воспрещено. Не важно, лорд ты или крестьянин, ты шёл в толпе верхом или пешком - улички города были, по большей своей части, мелкими в ширину.

+1

50

Старомест встречал путников разномастым народом и запахом соленой рыбы. Лиза с интересом вертела головой, рискуя свалиться со своей белой кобылки. За время путешествия слабая девочка немного окрепла и уже легче переносила всяческие лишения путешествия, пусть было и немного страшно путешествовать одной девушке в компании рыцарей. Однако защита лорда-командующего ни разу не ставилась под сомнение. За все время ее поразило количество верных друзей, которые позволяли им останавливаться в их замках, пусть Лиза и подозревала, что кто-нибудь из них окажется предателем и донесет на них обоих, все же триста драконов не являются лишними деньгами нигде. Про отчаянный побег девицы из благородного дома с лордом-командующим стало известно так широко, что где-то об этом менестрели даже сложили песню, услышав которую их отряду пару раз приходилось спешно идти другим путем.
- Мне тут нравится. - заявила Лиза, выпрямляясь в седле, как горделивая благородная леди.
- Больше, чем во всех местах, что мы побывали. - девушка заметно волновалась. Пусть жена брата Герольда и смогла обеспечить им практически беспрепятственный проезд в Старомест, но как она примет ее и что будет делать Лиза подле лорда-командующего? За три недели леди Талли со страхом отмечала, есть ли в ее организме какие-либо изменения после того случая в ванной, но, кажется, все миновало и даже лунный чай не понадобился. Видимо, дети получаются не каждый раз. Пусть Лиза и находилась рядом с Герольдом, побыть наедине им не удавалось, но что, если удастся сейчас?
- Как ты думаешь, твоя семья хорошо нас примет? - девушка закусила губу и чуть нахмурилась, глядя на замок, до которого им предстояло доехать. Да, они помогли им, но с какими целями? И станет ли проявление такой слабости, как девчонка из благородного дома одобрением для лорда Хайтауэра?
- Осталось совсем немного до того, чтобы то, чего мы хотели, осуществилось, не хотелось бы терять это почти в самом конце путешествия. - сейчас каждый торговец может оказаться подозрительным и обратить внимание на странную девчонку, что путешествует вместе с рыцарями и нисколько их не боится.

+1

51

Для справочки

http://savepic.su/7076645.jpg
http://www.dana-mad.ru/gal/images/Ted%20Nasmith/A%20Song%20of%20Ice%20and%20Fire/ted%20nasmith_a%20song%20of%20ice%20and%20fire_the%20hightower%20of%20oldtown.jpg

Герольд усмехнулся, услышав вопрос девушки насчёт семьи. Они остановились на мосту и Хайтауэр указал на маяк.
- Маяк Хайтауэр. Некоторые говорят, что он выше самой Стены и с вершины маяка можно увидеть Стену, - Хайтаур достал флягу с водой и сделал небольшой глоток. В Староместе всегда было очень тепло и влажно, за исключением штормов - они были пугающе обвораживающими, поднимая ветер и разбивая волны о портовые стены. Герольд в детстве часа поднимался на самый верх маяка, но никакой Стены оттуда не видно - лишь сотни миль земли и моря.
Чтобы попасть на Остров Битвы, на котором стоял маяк, они прошли мост и остановились у небольшой пристани. Хайтауэр вручил рыбаку горстку монет и тот начал готовить свою небольшую лодку для переправы. Возле воды ветер был холодным и приятным, по самой воде плавали десятки мелких кораблей, перевозя людей с одной части города в другую.
- Не волнуйся, это самое безопасное место, которое мы встретим на своём пути, - отметил Герольд когда они уже плыли на лодке к острову. Тень маяка накрыла их и вокруг воцарился полумрак, но отнюдь не кромешный - всё было прекрасно видно, люди за столь лет жизни просто не замечали, когда тень маяка простиралась над ними.
Пришвартовавшись к берегу острова, рыбак помог им выйти а сам принял других гостей, желающих переправиться в город. По длинной лестнице они поднялись до основания замка, встав напротив высоких стен.
- Кто желает пройти? - спросил со стены страж врат.
- Герольд Хайтауэр и моя спутница, леди Лиза Талли, - громко ответил мужчина. В любом другом месте он бы побоялся назвать своё имя, а тем более имя девушки.
- Добро пожаловать домой, милорд, - ворота начали подниматься и они вошли внутрь. Внутренний двор представлял из себя несколько уровней, перех между каждым находился в одной из башен прилегающей стены. В каждом дворе были посажены дюжины деревьев, цветов и прочей живности, и через каждую сотню метров была богата обставленная беседка. Некоторые были пустые, в других сидели девушки и парни - отпрыски вассалов и друзей Хайтауэров, коротающие время при дворе Гарлана Хайтауэра.
- Нам предстоит преодолеть ещё четыре лестнице в каждой из башен. Может отдохнём перед этим? - спросил Герольд Лизу, указываю на ближайшую беседку.

+1

52

- Хорошо, я тебе верю, - отозвалась Лиза, взглядываясь в очертания огромного маяка. Да и глупо было бы не поверить, раз она уже пробыла с ним столько времени и решилась на этот отчаянный шаг. Понимал ли Герольд, что Лиза находится теперь в полной его власти и пожелай он сделать что угодно - ее некому было бы защитить кроме него? Но за все время путешествия бывший лорд-командующий не дал в себе усомниться и потому девушка беспрекословно подчиняется ему.
Лиза испуганно втянула голову в плечи, когда их накрыла тень маяка и от волнения сжала руку своего спутника, но Герольд был спокоен и невозмутим, так что девушка устыдилась своей мимолетной паники и вновь стала осторожно смотреть по сторонам. Когда они прибли, подъем по лестнице дался Лизе нелегко и она с ужасом думала, сколько еще предстоит пройти и не свалится ли она в очередной раз от усталости перед родными сира Хайтауэра. Когда открылись ворота, у девушки чуть не закружилась голова от благоухания зеленого покрова. Услышав о том, что им предстоит снова преодолевать препятствия, Лиза чуть было не пришла в ужас и потому с готовностью ухватилась за возможность отдохнуть.
- Да, я бы хотела отдохнуть немного, иначе тебе придется нести меня на себе. - искренняя смешливая улыбка была немного усталой, но тем не менее, светлой. Они прошли еще немного до беседки, которая частично скрывала тех, кто находился в ней и прямо таки манила присесть и остаться там на ближайшее время.
Лиза со стоном облегчения вытянула ноги и нашла, наконец, опору для спины. Она снова устала и была готова уснуть прямо здесь. Хотелось надеяться, что в Староместе они задержаться чуть подольше, потому что леди Талли была уже довольно сильно вымотана поездкой. Уже ставшим привычным движением она придвинулась к Герольду и положила голову ему на плечо, одновременно захватив в плен его ладонь. Тактильный контакт как ритуал помогал ей лучше спать ночью и не становиться жертвой кошмаров.
- Знаешь, - Лиза смешно морщит нос, когда обдумывает свои слова.
- Несмотря на то, что путешествие еще не закончено и до спокойной жизни еще неизвестно сколько я рада, что пошла с тобой, - пальцы чуть теснее сжимают широкую ладонь.
- Не то, чтобы я сомневалась, но я сначала боялась, что все будет совсем плохо. Что ты передумаешь по дороге или что я не выдержу всего этого. Но... Это лучше чем то, что было. - она поворачивает лицо вверх и серьезно смотрит ему в глаза, чуть хмуря тонкие брови. Они практически не говорили по душам, а Лизе было это важно.
- Ты рад, что мы бросили вызов будущему, нажили кучу проблем и теперь преследуемы людьми короля, но на время свободны? - это не самый правильный и честный вопрос. Ты рад, что ты сейчас со мной?

+1

53

- На время? - Герольд прищурился, поднимая лицо девушки пальцем на подбородке, - Я не планирую лишаться своей свободы, даже если король соизволит дать мне своё прощение, - глаза девушки были уставшими. Лиза быстро уставала, хотя это можно понять - всю жизнь жить в полусне и внезапно быть брошенной в изнуряющий путь. Хотя о каком изнурении может идти речь - впереди их ждёт куда более изнуряющая дорога, Старомест был лишь перевалочным пунктом, оазисом в пустыне.
- Я хотел поднять эту тему позже, но тебе всё же надо знать. Такие люди как я своей смертью не умирают. Мы возьмём с собой много золота, но сколько бы его не было бы, рано или поздно оно закончится. Мне придётся применять свои навыки для заработка, и однажды я могу просто не вернуться, - Герольд говорил всё спокойно, без тени страха или сомнений. Воинов с детства учат не бояться смерти, все люди смертны и каждый когда-то умрёт - в постели или в полях сражений.
- Везде считаются с двумя вещами - золотом и силой. Но без силы золото не спасёт, а лишь погубит. Когда меня не станет много кто позарится на тебя и твоё золото. Кто-то будет предлагать свою руку, кто-то будет угрожать тебе с ножом у горла. У тебя лишь два выхода - выйти замуж за того, кто тебя защитит, или самой стать сильной, чтобы защищать себя, - Герольду больше нравился второй вариант, как никак он был ревнивым и не желал участвовать в поиске мужа для своей любовницы. Мужчина не тешил себя мыслью, что он - тот единственный и последний, но до поры до времени хотел бы сохранить единовластие, даже если эта власть распространяется только на постель.
- Я могу обучить тебя военному искусству. Тебе не придётся носить тяжелые доспехи и тебя не будут называть сиром, но ты сможешь владеть мечом, сможешь защитить себя, - Героль осторожно подбирал слова, ведь он знал что девушку воспитали в традициях дворянства, исключающих занятие женщинами ратного дела. Боями да войнами занимались обычно мужчины, но так было не всегда - некогда многие женщины Таргариенов были не только прекрасными фехтовальщиками но и драконьими всадниками.
- Я бы хотел сказать, что тебе никогда не придётся обнажать клинок, но все сорок лет, сколько я живу, во всех войнах и конфликтах женщины страдали не меньше, а порой и больше мужчин.

+1

54

Лизе разговоры о смерти не нравятся и на слова Герольда она лишь хмурится, пусть и слушает его довольно внимательно. Даже притворно возмущается, когда ее любопытство не сразу желают удовлетворить.
- Конечно надо знать. Тем более, что у нас все разговоры лишь о начале свободной жизни и о ее конце. То, что посередине представляется как-то смутно, а ведь именно это должно быть самым интересным. Я не хочу слушать про то, что ты можешь не вернуться, еще для этого слишком рано. - ее пальцы нервно сжимают его ладонь чуть сильнее. Это Герольд привык думать обо всем самом плохом, Лиза еще не успела перестроиться на такое мышление. Мысли о том, что он не вечен заставляют ее нервно кусать губы и тихо злиться на то, что ее взрослый любовник видит все в красках реальности, не оставляя молодой девушке простора для воображения.
- Я скорее пойти и утоплюсь где-нибудь в Эссосе, если мне нужно будет выйти замуж для продолжения жизни. Так что тебе лучше не умирать быстро, Герольд Хайтауэр. - в глазах мелькает озорная мешинка и Лиза снова становится серьезной.
- Я и меч? Но ведь я его даже не подниму, - в ее взгляде мелькнула растерянность. Все же она не была воительницей, ее воспитывали так, чтобы она оказывалась под защитой мужчины, а теперь ее могут научить защищать себя.
- Не знаю, получится ли это у меня, - произнесла девушка с большим сомнением, хмуро глядя куда-то вдаль.
- Посмотри на меня, ну правда - она разводит руками в стороны, словно показывая себя.
- Герольд, какая из меня воительница? Я могу попробовать научиться, но... Я не обещаю, что смогу. Я не знаю. - Лиза убрала руку и хмуро уставилась в сторону, размышляя над словами своего спутника. Ее настроение от всего этого и усталости вдобавок стало быстро скатываться на уровень депрессивной грусти. Она хотела поговорить совсем о другом, но все скатывалось не в самые приятные разговоры и теперь она снова начала молчать и уходить в себя. Может быть, сказывалась легкая тоска по дому или по тому, что цель все еще была призрачной и недосягаемой и Лиза опасалась, что у нее не хватит сил для того, чтобы придти к конечной цели.

+1

55

- Не все мечи тяжелы и громоздки. Я подарю тебе подходящий, когда придёт время, - Герольд лишь улыбнулся на требование не умирать слишком скоро. Пожалуй, зря он поднял эту тему, девушка помрачнела на глазах, хотя Хайтауэр это списывает на усталость. Решив не откладывать дело в долгий ящик, Герольд взял Лизу за руку и повёл к башне. Подъём был долгим, под конец у Герольда даже появилась одышка. Раньше он в легкую спускался и поднимался по лестницам всех башен за раз, сейчас со скрипом одолел первую из четырёх.
- Пожалуй, маяку не помешал бы подъёмник. Не хотел бы я встретить старость на этих лестницах, - глотнув ещё воды из фляжки, Герольд предпочёл продолжить путь. Он мало говорил, даже с Лизой. Хайтауэр старался избегать разговорах о чувствах или ощущениях, отчасти потому что сам не всегда разбирался в том, что он чувствует и чего хочет. Ему больше импонировала роль молчаливого исполнителя, даже когда он обрёл "свободу" и стал фактическим хозяином собственной жизни. Мужчина начал думать, что его целью сейчас является побег и исполнял всё, что нужно для его удачного завершения. Посади его в комнату и он станет бесцельно существовать до конца своих дней, в худшем случае - напьётся до смерти. Рыцарь старался держать себя в руках и не переусердствовать с выпивкой, отчасти из-за страха потерять свои навыки, отчасти из-за нежелания представать перед Лизой в пьяном виде.
- И... - Герольд набрал полную грудь воздуха, шагнул и выдохнул, - последняя. Мы добрались, - выйдя из башни, они предстали перед входом в сам замок. Стражники у ворот почтительно склонили головы и открыли двери. Внутри всё было богато обставлено, первым же делом они попали в холл, в центре которого стоял небольшой стол с пищей и водой. Несколько слуг опустили головы при виде гостей, приглашая их за стол. Герольд осушил стакан вина и хорошенько наелся рыбой, после чего подозвал к себе одного из слуг и поинтересовался о состоянии брата. Тот уверил Хайтауэра в том, что брат рыцаря чувствует себя как обычно и по прежнему пребывает в беспамятстве.
- Ты хотела бы подремать? Приказать слугам подготовить покои? - Герольд обратился к Лизе сразу как слуга отошёл, забрав часть использованной посуды.

+1

56

Если тренированному Хайтауэру подъем дался тяжело, то Лизе и подавно. Она практически задыхалась, когда они достигли последней ступеньки. Если бы Герольд не тащил ее за собой за руку, она села бы на ступеньки уже в середине первой лестницы и предпочла бы там умереть, но больше не подниматься. К счастью, все когда-нибудь заканчивается и девушка испытала огромное облегчение, когда они закончили свой путь.
За несколько дней она успела отвыкнуть от нормальной привычной пищи и сейчас от разнообразия не знала, куда протянуть руки и что ухватить первым. Рыба напомнила ей о доме Талли и девушка остановилась именно на ней. Она искренне жалела, что в нее сейчас больше не влазит и живот больше похож на раздутый шар. После такой трапезы не хотелось даже шевелиться, не то, что разговаривать. Ощущение безопасности и спокойствия впервые за все время.
- Ммм, да, если можно, - отозвалась девушка, которая была готова уснуть сразу вот здесь за столом и проспать ближайшие сутки или даже двое. Когда еще удастся выспаться в более или менее уютной постели.
Слуги оказываются расторопными и примерно через полчаса девушку зовут за собой. Успевшая уже почти задремать сидя Лиза поднялась со своего места и вскользь коснулась руки Герольда.
- Приходи ко мне. - путешествовать еще долго, а побыть вместе удается ужасно мало, пусть они и путешествуют бок о бок. Минуты уединения становятся особенно цены, когда их практически и нет.
Лиза уходит в предоставленные уютные покои, быстро смывает с себя дорожную пыль и грязь и с наслаждением ныряет в объятия кровати. Она засыпает практически сразу, как ее голова касается подушки. Перед сном промелькнула только вялая мысль о том, что все это лишь глупые девичьи фантазии, от которых пора избавляться и когда она проснется - Герольда рядом не будет, у него снова найдутся дела важнее.
И, казалось бы, в спокойной обстановке и при приятном времяпрепровождении ничего не должно было потревожить сон леди Талли, но Лизу начали мучить кошмары, от которых она проснулась с криком и слезами.

+1

57

Герольд улыбнулся на приглашение Лизы и сопроводил её взглядом. Добив вино, что ещё оставалось на столе, мужчина отправился в покои своего брата. Тот безмолвно лежал на постели, обильно напоенный маковым молоком. Со слов мейстера Герольд знает, что у лорда Староместа весь день чудовищно болит голова и его создание спутано, поэтому ему часто дают различные снадобья для хорошего сна. Ни о каком улучшении речи не идёт и порой Хайтауэр думает, что убить брата было бы куда гуманнее. Впрочем, эти мысли он сразу пресёк, речь же идёт про его брата.
Просидев добрый час возле постели своего брата, рыцарь обмолвился парой слов с мейстером и ушёл. В главном зале он встретился с кузнецом и обсудил с ним меч Лизы, подобрав оптимальный вес и форму рукояти. Сделав заказ и убедившись, что кузнец понял его суть, Герольд отправился сначала в свои покои. Там он принял ванну и смыл с себя дорожную пыль, после присоединился к Лизе. Та давно уже заснула, поэтому Герольд буквально на цыпочках подкрался и нырнул под одеяло. Сон быстро пришёл к нему, но снилось ему нечто странное. Герольд стоял в пустыне с белым песком и видел вдалеке дерево, отдаленно напоминающее чардрево. Двигаться было сложно, ноги будто стремились провалиться под землю, но он таки добрался до дерева, с обратной стороны которого висел чей-то труп с мешком на голове. Когда мужчина попытался дотянуться до ноги трупа он внезапно проснулся.
Разбудила Хайтауэра Лиза, резко вставшая с криком и слезами. Герольд осторожно положил руку ей на спину, поглаживая.
- Всё в порядке? - спросил он сонным голосом. Мужчина первый раз за долгое время помнил свой сон после пробуждения, но сейчас его больше волновала Лиза. Он дотянулся до стакана с водой, стоящий на тумбе возле кровати и протянул его девушке:
- Выпей воды, - к слову, опьянение Герольда будто рукой сняло. В последнее время у него крайне быстро начало проходить чувство алкоголя, даже после богатых возлияний он быстро приходил в себя - неужто окончательно спился, а может так реагировал на стресс его организм.

+1

58

Лиза вздрогнула, почувствовав прикосновение Герольда к своей спине и немедленно обернулась. Ее руки дрожали, когда она приняла стакан, а зубы стучали о его край, но ей стало немного полегче и девушка встряхнула головой, прогоняя остатки липкого сна. Ее прошиб холодный пот и теперь она обмахивалась рукой. Постепенно дыхание выровнялось и девушка, успокоившись, опустилась обратно на подушку, маолча прижимаясь к груди своего спутника. Сон вспоминать не хотелось и примерно пару минут она молчала, стараясь от него избавиться и силиться уснуть вновь, но это не получалось.
- Кошмар приснился... Странно что сейчас, когда причин для него нет. Бред про то, что нас нагнали или про... Твою возможную смерть, про которую ты мне наговорил. - недовольно ответила она, стыдясь своей собственной слабости.
- Прости, что разбудила. - Герольд требует от нее быть сильной под стать ему, но этот процесс не происходит быстро и вот сейчас ей снова снятся ужасы про погоню, про гибель Хайтауэра и про прочие ужасы, которые могут сопроводить их в пути в Эссос. Кошмар, переходящий в другой, где девушка остается совсем одна и в страхе зовет своего спутника. Лиза лишь надеялась, что он не услышал, что она выкрикивает его имя - еще один призрак слабости.
Хмурая и сонная Лиза перекатилась на живот, буквально ложась на Герольда, сложила руки на груди мужчины и уперлась в них подбородком, сонно моргая глазами. Рыжие волосы рассыпались непослушными змейками.
- А тебе что снилось? - спросила она, надеясь, что его рассказ сможет ее немного успокоить и снова усыпить, ну или же прогнать сон окончательно. Тонкие пальчики рассеянно скользят по груди, щекотно вычерчивая непонятные узоры и с каждой секундой в расстроенный произошедшим организм возвращается спокойствие и ощущение защищенности от близости Герольда. А еще - легкая нотка удовлетворения от того, что он все-таки пришел к ней и провел рядом хоть немного времени. Сонное тепло действовало умиротворяюще и превращало грозного война в усталого война, который так же, как и все, должен иногда отдыхать.

+1

59

- Ты очень впечатлительная, - сонно ответил Герольд на рассказ о кошмаре, - Меня сложно убить, знаешь ли, и я говорил о далеком будущем, когда мне будет под шестьдесят. Нагнать нас могли до пути сюда, здесь ничто нам больше не угрожает. Сомневаюсь, что король пошлёт за нами флот, - мужчина пытался успокоить Лизу разумными доводами, но прекрасно понимал, что ей это было как слону дробина. Не умел Хайтауэр говорить только хорошее, его взгляд на вещи более приземленный и куда менее сказочный.
- Белый песок и дерево, - ответил рыцарь, не упоминая о том, что дерево это было чардревом и с него свисал труп. Герольд разумно предположил, что такие подробности ещё больше вгонят Лизу в кошмары, незачем ей подобное говорить. В конце концов, Хайтауэр не верил в какую-либо значимость снов - всего лишь бессвязные картинки бушующей фантазии, не имеющие никакого отношения к реальности.
- Постарайся заснуть, у нас завтра много дел, - Герольд поцеловал в лоб девушку и посадил её рядом, буквально сразу же заснув. Хайтауэр хорошо спал в любом случае, он быстро засыпал и спал не так уж и долго.
Проснувшись раньше Лизы, мужчина оделся и легко позавтракал, после чего навестил кузнеца и уже возвращался в покои, как его перехватил мейстер.
- Милорд. Я уже много лет служу вашему семейству, и я надеюсь, что никогда не позволял усомниться в моей... - Герольд перебил его, выдавив небольшую улыбку и положив руку на плечо старика, - Вы никогда не давали усомниться в себе, мейстер. Вы что-то хотели? - глаза выдавали смущение и волнение старика. В последние годы Герольд больше всех общался именно с мейстером, контролирующим болезнь лорда Староместа.
- Вы отправляетесь в долгий, далекий и опасный путь, с намерением никогда больше не возвращаться в родные края. Я не в праве отговаривать вас или убеждать, однако я хотел бы напомнить, милорд, что вы собираетесь унести с собой фамильный меч вашего дома. Кто знает, что ждёт вас дальше и куда вас занесёт судьба. Как мейстер этого замка и советник вашего брата-лорда, я бы хотел попросить вас оставить "Бдительность" здесь, дабы он перешёл к следующему лорду Староместа и служил на благо вашей семьи, - с лица Герольда исчезла улыбка. Он не был оскорблен и не злился, его просто одолевала тоска по ещё не отданному мечу, сколько лет верно служившему ему на поле боя. Этот меч стал продолжением самого Герольда, верным другом и опорой.
- Да, полагаю, это будет правильно, - с грустью отметил Герольд, открепляя ножны с пояса. Бросив последний взгляд на свой клинок, он протянул его мейстеру. Тот взял его в руки, изрядно потемнев в лице от тяжести. Когда Хайтауэр собрался уходить, мейстер дотронулся до его плеча и подозвал слугу.
- Мы подготовили для вас другой клинок, милорд. Он по длине и весу абсолютно соответствует вашему прежнему мечу. Валирийская сталь, бесспорно, имеет свои неповторимые приемущества, но так вам будет легче привыкнуть к новому оружию, а наш талантливый кузнец позаботился о том, чтобы оно вас не подводило так же, как не подвела и "Бдительность", - с этими словами юный слуга протянул Хайтауэру ножны с новым мечом. Видневшаяся рукоять была сделана из красного дерева, в самой рукоять были инкрустированы маленькие рубины с голубым сапфиром в центре. Излишняя помпезность такой рукояти наверняка будет привлекать много внимания, но отказывать было невежливо, к тому же, валирийская сталь привлекает куда большего внимания, нежели пара драгоценных камней.
- Хороший клинок, спасибо мейстер. Передайте мою похвалу кузнецу, - ответил ему Герольд, вынув меч из ножен. Он рассек воздух несколько раз и с улыбкой вернул его обратно в ножны, а сами ножны прикрепил на пояс.
Войдя в спальни девушки, Герольд увидел, что Лиза спала, ну или делала вид, что спит. Прошло уже много времени и она должна была выспаться, поэтому Хайтауэр без зазрения совести сел на краю и начал щекотать её пятки.
- Просыпайся, неужто ты решила отоспаться на несколько лет вперёд. - на коленях у мужчины лежал меч, сделанный кузнецом этой ночью. Он скрывался в ножнах, но размеры этого меча по сравнению с "Бдительностью" были немного меньше, да и рукоять была необычной форму, с небольшим изгибом.

+1

60

Лиза была не очень довольна таким продолжением разговора и отеческим поцелуем в лоб, о чем свидетельствовало ее тихое угрюмое сопение, но все же легла обратно, пытаясь уснуть. Уже под утро она почувствовала, как Герольд ушел куда-то и нахально подтянула к себе его подушку, чтобы обнять ее и уткнуться носом в ушедшее тепло своего спутника. Кошмарные сны ее более не тревожили.
Лиза спала довольно долго, когда почувствовала щекотание в пятке и с сонным мычанием быстро втянула ногу обратно под одеяло. Попытки заснуть обратно не увенчались успехом и сонная взъерошенная леди Талли села на постели, замотанная в одеяло, сдувая с личика пряди рыжих волос. Наконец-то она чувствовала себя свежей и отдохнувшей, мышцы почти не болели.
- И тебе доброе утро, - ее сонное милое ворчание было похоже на недовольство разбуженного ранним утром ребенка.
- В ближайшее путешествие вряд ли скоро нам достанется нормальная постель, вот я и пытаюсь запомнить это ощущение. - девушка зевнула и обратила, наконец, внимание на Герольда, подползая к нему ближе. Легким теплым сонным поцелуем в щеку она поприветствовала своего рыцаря и заглянула ему через плечо.
- Чем мы будем сегодня заниматься? - поинтересовалась девушка и обратила внимание на оружие, лежающее у него на коленях и рукоятку нового меча в ножнах.
- О, у тебя новый меч. - нет, Лиза не разбиралась в оружии, но в даргоценных комнях и цветах рукояток - да.
А второй тебе зачем? Собираешься драться сразу двумя руками? Чтобы уложить больше врагов? - она прямо в одеяле встала босыми ногами на пол и пошла в направлении своей сменной одежды. Холод пола заставлял ее почти бежать на цыпочках и быстрее просыпаться.
- Или это то о чем ты говорил? Меч для меня? А я его подниму? Он кажется мне слишком большим. - одеваться, когда ты в одеяле не очень удобно, раздеваться - тоже, но леди Талли старалась проявлять чудеса ловкости, пока не замерзла окончательно.

+1


Вы здесь » asoiaf : Lullaby for dark ages » Перекрестки миров » Любопытство иногда греховно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC