asoiaf : Lullaby for dark ages

Объявление

Добро пожаловать!

Ну, моё летнее дитя, садись поудобнее. Я расскажу тебе историю, про Дракона злого и про Деву прекрасную, про Рыцаря доблестного, что отправился спасать свою возлюбленную, про Друзей его верных и Врагов коварных. Про то, что не все сказки имеют счастливый конец, про то, как Дракон убил Деву, а Рыцарь совсем позабыл свою Любовь, променяв ее на Власть. А затем все жили счастливо, но не долго...

ГОЛОСОВАНИЕ! Конкурс "Кто родители Джона Сноу?"

Можешь выбрать свой подарок "Подарки и покупки"

Новости


08.03.2016 - С праздником весны и красоты, дорогие дамы! Новые квесты для Севера «Дредфортское алое» и «С волками жить»
06.03.2016 - Появилась система подарков и мотиваций читать
01.03.2016 - Новое голосование
20.02.2016 - Тема "Хронология" - заполняется по вашему желанию
17.02.2016 - Новая статья "Лояльность" в Экциклопедии Вестероса
16.02.2016 - Подведение итогов викторины
15.02.2016 - Новая акция #2 вырастая - освещаем
07.02.2016 - Первое подведение итогов
31.01.2016 - Викторина в честь старта игры
25.01.2016 - Открыты сюжетные квесты
21.01.2016 - Создан первый квест
18.01.2016 - Открытие ролевой игры ПЛИО «Колыбельная для темных времен»

Лучшие


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » asoiaf : Lullaby for dark ages » Прошлое и будущее » dragon trouble


dragon trouble

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[h2] dragon trouble [/h2]
http://s3.uploads.ru/DGXhH.gif http://s2.uploads.ru/uW9mh.gif
http://s6.uploads.ru/UzM51.gif http://s2.uploads.ru/Qrxqt.gif

Aerys II Targaryen, Rhaella Targaryen ♦  Красный Замок ♦  279 год


[let]После восстания Сумеречного Дола, в ходе которого королю довелось побывать в темнице в качестве заложника мятежных вассалов, жизнь для всех и каждого в Семи королевствах изменилась в наихудшую сторону. Эйрис II был настолько впечатлен пережитым кошмаром, что утратил всякую связь со своими подданными, плутая в паутине собственных подозрений и страхов.
Но до возвращения короля из плена в Красном замке никто не догадывался о том, насколько сильно изменился монарх, и ни для кого перемены в нем не были такой трагедией, как для королевы. Вернувшегося домой в сопровождении своего спасителя Барристана Селми правителя Семи королевств первой встречала Рэйла, которой предстояло ответить для себя на вопрос: того ли Эйриса она обнимает?

Отредактировано Aerys II Targaryen (2016-02-06 13:54:43)

+2

2

[let]Поспешив поскорее покинуть ставший ненавистным Сумеречный форт, Эйрис отказался даже на одну лишнюю ночь остаться в лагере Ланнистера, чтобы слуги привели его в порядок: помыли, постригли, побрили, зашили кровоточащие незаживающие раны на теле самодержца.
В плену дракон перестал быть похожим на себя, превратившись в израненного дряхлого на вид ящера, поседев и внешне постарев лет на десять-пятнадцать. Кожа его ссохлась, посерела, покрылась морщинами, не сходящими синяками и желтушными пятнами, спина ссутулилась, руки тряслись так сильно, что когда он подносил кубок с напитком ко рту, внутри оставалась едва ли половина содержимого: остальное он попросту разливал себе на колени, на пол. Часть зубов выпала, остальные посерели, заострились, надломились.
От еды король в основном отказывался, питался лишь похлебкой, много пил, отчего продолжал оставаться таким же костлявым, каким был в заключении. И много спал, а когда бодрствовал, не желал видеть никого, настаивая на том лишь, чтобы сир Барристан был подле него денно и нощно.
За последний год Эйрису II довелось испытать на себе то, что выпадает на долю редкой монаршей особе. Он не переставая думал о произошедшем, прокручивая в голове все в мельчайших подробностях. Заключение началось с того, что были перебиты все сопровождающие короля, с кем он приехал в Сумеречный Дол. Затем был разграблен обоз, следовавший за Таргариеном, после чего у него самого забрали всю одежду, оставив лишь нательное белье. Его целый день возили по улицам крепости, показывая народу, в сопровождении скоморохов и шутов, которые распевали похабные песни о любовной связи короля  и Десницы. К вечеру первого дня пребывания в крепости Эйриса бросили в темницу, предварительно крепко избив, причем не объясняя причин. Первый месяц он держался, не гнул спины, держал осанку, надменно и злобно взирал на своих тюремщиков, разговаривал с ними тоном, подобающим пусть пленнику, но пленнику высшего порядка. Но систематические издевательства, побои, унижения, голод и холод надломили волю короля, и он перестал поднимать глаза вообще, ни с кем не заговаривал, даже не стонал, когда вновь били. Он замкнулся сам в себе, казалось утратив какую-либо связь с реальностью. Страже даже казалось, что король повредился рассудком и вообще не понимает где находится. К несчастью для них, разум дракона не угас, а лишь причудливо трансформировался в жуткую, извращенную форму собственного Я монарха. На эту метаморфозу и ушел весь оставшийся год заключения.
В Королевскую гавань въехали поздно вечером, встречающих не было, никаких зевак, никого. По личному распоряжению короля, гонец донес весть до стражи о том, чтобы никого не допускали к улицам, по которым Таргариен со свитой проедут к Красному замку.
В цитадель въехали через восточный двор, здесь же Эйрис был передан под охрану Королевской Гвардии, из сопровождавших его в дороге рядом остался только Селми. Первым встретил короля Варис, с которым они уединились на четверть часа в Малом чертоге, где Эйрис кратко обозначил Мастеру над шептунами новый уклон своей внутренней политики в рамках полномочий последнего. Паук выслушал молча и, как всегда, не спорил.
Затем король пожелал направиться к Твердыне Мейгора, сопровождаемый двумя рыцарями. По родному замку он ступал так, будто не был здесь никогда, как будто все вокруг было ему чуждо, незнакомо, он даже иногда забывал дорогу, в связи с чем гвардейцы предельно осторожно и учтиво подсказывали ему.
Войдя через широкие двустворчатые двери в чертог, Эйрис замер, глубоко вдохнул, втягивая ноздрями давно позабытый запах королевских покоев. Здесь собрался узкий круг приближенных лакеев, ожидающих прибытия короля, которого, как бы там ни было, а после дороги полагалось обеспечить необходимым уходом. Кроме того, было несколько придворных дам, среди которых стояла...
Эйрис, безусловно прекрасно помнил, что у него есть супруга-сестра королева Рэйла, знал, что они непременно встретятся по его возвращении домой, но глядя на самую приметную, из-за роскоши наряда буквально светящуюся на фоне остальных придворных женщину, он почему-то засомневался, что правильно все понял, что точно узнал ее, и испытал нерешительность. На голове остроконечная корона, обод которой обвивали выгравированные драконы, белые волосы, характерные глаза, знакомое лицо, но по-настоящему ли это все? Или очередной сон, за которым следует пробуждение под решеткой темницы?
- Вышли. Все. - прохрипел Эйрис, голос прозвучал тихо, как шелест листьев летней ночью, но было достаточно того, что его услышал стоявший и придерживающий за локоть нетвердо стоящего изможденного короля гвардеец, который махнул рукой присутствующим и, совместно со вторым рыцарем, менее чем за минуту, вывел всех из покоев, разумеется, минуя королеву.
Эйрис, второй своего имени, стоял в походном костюме перед своей королевой, даже богатые и крепкие одежды не придавали ему былой стати: в них был облачен все тот же измученный пленник, от которого даже запах исходил такой, будто его только что выкопали из могилы. Король молчал, блеклые глаза озирались по сторонам, но было удивительно, как такой туманный взор мог вообще хоть что то различить в окружающей обстановке. Собственного дома дракон не узнавал.

Отредактировано Aerys II Targaryen (2016-02-07 10:00:20)

+3

3

[let]Она смотрела на своего супруга украдкой, застенчиво поднимая взгляд, но смея поднять головы. Тяжелая корона норовила съехать с распущенных вьющихся волос, однако Рейла замерла, будто каменное изваяние, не в силах даже вздохнуть полной грудью. Так часто бывает, когда ты видишь перед собой что-то, что имеет для тебя значение куда большее, чем для остальных. Как невеста боится взглянуть на плащ дома своего жениха, как новоявленная матерь боится взглянуть на своего первенца, как лишенная чести дева боится поднять взгляд на своего первого мужчину, так и королева Вестероса опасалась посмотреть в глаза Эйрису Мудрому, освобожденному после плена мужчине, который являл собой лишь бледную тень прежнего дракона.
     Пленение Эйриса продлилось чуть меньше года, однако уже за это время большая часть жителей Королевской гавани смирилась с возможной смертью истинного короля. Никто не мог поверить в то, что столь успешный воевода способен был попросту угодить в руки врага и провести столь долгое время в заточении, что ему не хватило удачи или благословения Семерых. Траурные песни исполняли даже на мелких пиршествах в Блошином конце, и только сама королева, да несколько приближенных к ней, продолжали верить в то, что Эйрис сможет выстоять и вернуться домой. Не было ни одного дня, который Рейла не провела бы в септе - иногда ее молитвы были спокойными и рассудительными, будто она просила за своего владыку и повелителя, но в дни отчаяния они срывались на слезливые и вымученные, когда она умоляла богов пощадить ее родного брата, ее супруга, отца ее единственного сына... Боги, как и обычно, не отвечали ей, однако та, что от крови дракона, продолжала стоять на своем - она верила в них и их силу, как верила в то, что зима больше никогда не придет в их края, или что ее чрево позволит ей выносить еще хотя бы одного здорового ребенка.
     Управление государством легло на ее плечи, хотя Рейлу совершенно не готовили к этому. Первое время она целиком и полностью положилась на волю Малого совета, дни и ночи не находя себе места. Она даже толком не осознавала, что именно так пугало ее - осознание того, что она могла потерять своего брата и мужа, или понимание, что они с Эйрисом подвели их отца, так и не произведя на свет нового спасителя. Тогда бы все эти годы, что они жили в смирении и терпении, лишь изредка позволяя себе мгновения счастья, оказались бы потраченными впустую. Тогда получилось бы, что она зря несла свою жертву, как и ее супруг - свою. Все было зря. Впрочем, меланхолия отступила спустя несколько месяцев, позволив Рейле прийти в себя и вернуть собственную жизнь в прежнее русло. Она продолжила ходить в септу, но стала интересоваться и государственными делами, посещала собрания совета и даже несколько раз садилась на Железный трон. Люди судачили о том, что пора бы выбрать нового короля, однако старшая Таргариен была непреклонна - дракона невозможно сломить клеткой. Дай ему шанс, и он взлетит, широко расправив крылья.
     Она ошибалась. Если это существо и было похоже на кого-то, так это скорее на хорька или горностая, такого же худого, длинного и бледного. Осмелев и, не то что, подняв взгляд - задрав голову!, Рейла внимательно осмотрела своего супруга, сложив руки на подоле богато расшитого платья и смяв его. В зале, ведущем к королевским покоям, было людно, однако даже несмотря на большую вероятность эха в этих стенах, мертвая и тяжелая тишина резала слух. Рейле казалось, что она может слышать только как бьется ее сердце и как тяжело дышит Эйрис. И иногда - как сглатывают нервно ее фрейлины, как едва заметно потряхивают латами на коленях рыцарей Королевской гвардии. Такого зрелища не ожидал никто, однако каждый стоически старался сохранять спокойствие. Та, что от крови дракона, лишь первое время отваживалась на подобное, однако едва ее взгляд столкнулся с насыщенно-фиалковым взглядом Эйриса, она почувствовала, как шевелятся волоски на ее затылке, и что сдерживаться она не имеет больше ни сил, ни желания. К ее счастью, младший Таргариен верно истолковал ее нервозность и изгнал из покоев всех, кроме нее.
     Она, наверное, хотела что-то сказать. Мысли перемешались, застыв на кончике языка и не смея вырваться. Грудная клетка женщины вздымалась выше и чаще обычного, как бывало в минуты страсти, однако причины у подобного симптома были отнюдь не такие радужные. Еще несколько мгновений прямо смотря на Эйриса, она, наконец, не выдержала и стащила с серебристых волос корону, откинув ее в сторону и быстрым шагом приближаясь к своему брату. Не обращая внимания ни на запах, исходивший от него, ни на сальные спутанные волосы, ни на дикий взгляд, которым он встречал свою королеву, Рейла осторожно, словно младенца, но крепко, как самого родного своего человека, обняла мужчину, уткнувшись носом в его плечо. Губы, как и в тот день, когда она получила послание о том, что король возвращается в столицу, зашептали молитвы благодарности, оставили теплый отпечаток на его лбу, а руки мягко гладили спасенного пленника по спине. Лишь ощутив тепло его тела под своими ладонями, Рейла наконец-то смогла поверить в то, что она видит перед собой того самого человека, что отпускала в Сумеречный Дол. Все, что ему требовалось, чтобы прийти в себя - это немного заботы.
     - Идем. Тебе согрели воды, я помогу, - она потянула его за руку в сторону комнаты с железной ванной в центре, из которой она предварительно выпроводила всех служанок. Представляя себе их встречу и сотню раз прокручивая в голове, она видела ее как нечто более счастливое. Видела здорового Эйриса, такого же крепкого и прекрасного, как обычно. Видела слезы счастья в своих глазах, слышала свой и его смех. Какими ошибочными надеждами может награждать нас наша фантазия...

Отредактировано Rhaella Targaryen (2016-02-07 22:01:29)

+1

4

[let]Трудно поверить в безопасность, спокойствие и родные объятия, когда тело еще помнит ужасы пережитого, когда болят и гноятся раны, ноют кости, чернеют незаживающие синяки.
Одежду Эйрис снимал нерешительно и неохотно, как будто избавлялся от второй кожи. Немощному оголодавшему пленнику недоставало теплой, прочной, надежной оболочки, в которой он прятал свои увечья. Благо, слуги и окружение этого не видели, а что до Рейлы... Голос ее был ему больше знаком, чем лицо. Изменилась ли так сильно королева за этот год, или он взирал на мир совсем другими глазами - вопрос, на который ответ будет найден позже.
- Почему... - протянул Эйрис, освободившись от своих одежд и погружаясь в горячую, почти обжигающую, но пахнущую благовониями, аромат которых он давно позабыл, воду: - Они не понимают, ненавидят меня... Сколько их? Сколько их, таких?!
Яркие, драконьи глаза, окруженные белками, испещренными лопнувшими раскрасневшимися венами, вопросительно взирали на Рейлу, чьи руки он упорно не отпускал с того момента, как она прикоснулась к нему. Боялся вновь потерять, боялся вновь остаться один.
- Ты знаешь? Ты ведь знаешь, да? Они все вокруг нас, вокруг тебя, вокруг меня. И они нас ненавидят, жаждут увидеть, как мы падем, а наши головы насадят на пики, которые водрузят на ворота столицы... - Эйриса трясло, он схватил супругу за предплечья, и так сильно притянул ее к себе, что чуть было не опрокинул ее в ванную прямо в платье: - Я их казнил, Рейла, мы отрезали голову каждому вшивому предателю! Но моя душа не была насыщена этим! Страх - это не лезвие, не нож, и не топор палача.
Ладонь короля легла на щеку королевы, будто он опасался, что и она отвернется от него, не хотел допустить этого, заставлял не отводить взгляд вовсе не сопротивлявшуюся Рейлу. Глаза нового Эйриса стали бездонны, но не от яркого "фамильного" цвета и глубины скрывающихся за ними мыслей, как это было раньше, а глубоки, как черный колодец, в который заглядываешь в полнолуние. Пустая тьма, затягивающая и тебя самого, вещь в себе, поглощающая даже свою черноту.
- Страх - это пламя. Я хочу, чтобы они все боялись... все... - у короля переменился даже голос, как будто из его уст вырывалось нечто чуждое, настолько озлобленное и мрачное, что было поразительно, как что-то столь ядовитое  может поселиться в коронованной особе: - Мы до всех доберемся, и ты мне в этом поможешь... Сразу после того, как я смогу убедиться, что могу верить тебе.

Отредактировано Aerys II Targaryen (2016-02-13 14:07:53)

+3

5

[let]Ужас, охвативший Рейлу Таргариен, когда впервые после года заточения увидела своего супруга, невозможно было сравнить с тем, что она испытала, когда удобные походные одежды воина покинули его тело. Одна стянутая вещь за другой все больше обнажала его синяки и ссадины, струпья и шрамы, кости и обвисшую в некоторых местах кожу. Тот, с кем прежде она делила кров и постель, не был похож на молодого и сильного короля - он напоминал скорее старика, с десяток лет прожившего в ските. Рейла старалась не выдавать эмоций, которые наполнили всю ее ни единым мускулом на лице, однако серо-фиолетовые глаза сами собой наполнились слезами, заставив губы задрожать, а кончик носа предательски покраснеть. Что бы ни пришлось пережить Эйрису - это было куда хуже, чем она представляла себе, и боль, поселившаяся в ее сердце, тонкими лучами-иглами расходилась по всему организму. Дыхание на несколько мгновений прервалось, оставив огромную черную дыру в грудной клетке расползаться и стирать границы. Яркие блики-звездочки, оседающие на внешней оболочке глазного яблока, заставили ее опустить веки и сморгнуть влагу, скопившуюся в глазах, пуская тонкие мокрые дорожки по фарфоровому бархату щек.
     - Осторожнее, - предостерегает та, что от крови дракона, помогая своему мужу опуститься в обжигающую воду, от которой до сих пор исходит пар. Она видит боль, исказившую его лицо, и вновь ощущает стыд за то, что ей приходится заставлять Эйриса страдать. Не так, конечно, как когда он был в плену, но любым иным способом - ведь она здесь именно для того, чтобы максимально облегчить его боль. Лучшие мейстеры Королевской гавани уже натирали костяшки своих пальцев в предвкушении, как столпятся вокруг монарха и начнут советовать тому одно целебное средство за другим, а она пыталась оттянуть их визит, словно могла сделать что-то лучшее для него. Встав на колени - прямо в своем дорогом, богато украшенном платье, чей подол моментально наполнился водой - Рейла нашла свободной рукой небольшой ковш и зачерпнула им воду из ванной, аккуратно поливая волосы своего короля.
     - Все в порядке, Эйрис. Тебя больше никто не тронет, - говорила она, почти не слушая слов своего брата и гладя его по голове. Взгляд искал брусок мыла и Рейла уже почти потянулась за ним, как вдруг ощутила, как тонкие, но не лишенные силы пальцы мужчины впились в ее плечи. Испуганно дернувшись, она повернула голову к нему как раз в тот момент, когда он едва не опрокинул ее вслед за собой. От поднявшихся брызг и волн, остатки платья вобрали в себя воду, и оно стало ужасно тяжелым и неудобным. - Что ты такое говоришь? Они повержены, мертвы. Ты в безопасности, - та, что от крови дракона, озадаченно смотрит на своего супруга, выискивая в его глазах причины его страха. Эти глаза стали другими, озорной блеск в них потух, уступив место затягивающей глубине, то неподвижной, то быстрой и полной движения, словно поверхность воды. Не признаваясь себе в собственном страхе, на мгновение сжавшей ее горло, Рейла с трудом высвобождается из рук Эйриса и отходит на несколько шагов в сторону. Пальцы находят застежки на платье и опускают его на пол, позволив беловолосой женщине выйти из него подобно тому, как из заклинательного круга выходят ведьмы в глухих и полных суеверий селеньях. Оставшись лишь в нижней рубахе и стягивающем ее талию корсете, она вновь опускается на пол, и неприкрытые колени с неприязненным стуком касаются каменного пола. Теперь уже относясь к словам Эйриса куда внимательнее - она ловит буквально каждое, боясь пропустить что-то весомое, Рейла находит брусок мыла и растирает его между ладоней, перенося ароматную пену на плечи и грудь мужчины. Он весь будто сотрясается от холода, хотя в банном помещение по-летнему тепло.
     - Как ты можешь сомневаться во мне? - почти оскорбленно, королева чуть отстраняется, с недоумением глядя на Эйриса. Сдвинув брови, она уже думает о том, чтобы как следует отругать его за подобные мысли, однако жалость вырывается на передний план, мешая женщине выпустить гнев наружу. Успокаиваясь и выдыхая, она обреченно вытягивает руку короля и, омыв ее, подносит его пальцы к своим губам, целуя каждый по очереди, останавливаясь на шершавой ладони, - я ведь твоя сестра. Твоя жена. Мать твоего сына. Предавала ли я хоть раз твое доверие?
     Максимально смягчив тон, Рейла задает последний, скорее риторический вопрос и встает вновь. Обогнув ванну, она откидывает спутанные отросшие волосы Эйриса на одно плечо и гладит его плечи, втирая в них благовония и мыльную пену. Что-то внутри нее надрывается и зависает в ожидании чего-то пугающего - Эйрис Таргариен не только выглядит иначе, он и ведет себя вовсе не как ее прославленный супруг. Несмотря на отсутствие страсти в их отношениях, он всегда был нежен и откровенен с ней, никогда не допуская и тени мысли, будто та, что от крови дракона, может предать или подвести его. Обида смешивается с предостережением - этот год мог сломать его куда сильнее, чем ей могло показаться.

Отредактировано Rhaella Targaryen (2016-02-14 02:55:30)

+1

6

[let]Эйрис чувствовал, как его разум застилает пар, исходящий от горячей ванны, запах мыла, масел, что были влиты в воду, предназначенную для купания короля, запах Рейлы...
Но вместе с тем, это было похоже на одурманивание из сказок про заблудших детей  и наивных девушек. Колдунья всегда заманивает главного героя в свое логово пряниками, красотой или же приветливостью. Так чувствовал себя сейчас и Эйрис. Казалось, что вот-вот в помещение ворвутся палачи и перережут тупым, ржавым лезвием его горло. У них даже не получится это сделать быстро - трахея не поддастся с первого раза старому ножу, а потому будут резать и резать, рубить, прошибая плоть до хребта. Ванна наполнится кровью, вода станет темно-красной. Вероломные предатели...они такие! Даже убить не способны, чтобы не облажаться, а потому заставят его страдать - даже перерезанное горло будет напоминать не аккуратный разрез, который оставляют клинки Валирии, а рубленное месиво, как будто пьяный мясник на бойне разделывает свинью, периодически промахиваясь и роняя старый, доставшийся от деда нож. А Рейла, она будет смотреть на это, все так же успокаивающее нашептывая на ухо слова любви.
А эти вопли? В казематах Эйрис каждый день слышал визиги других заключенных, которых палачи резали на ремни, медленно и методично.
- Я ведь твоя сестра. Твоя жена. Мать твоего сына. Предавала ли я хоть раз твое доверие?
- Запри двери и дай мне оружие! - король вцепился руками в край ванны: - Немедленно. Прикажи всем в Цитадели сдать оружие охране на башнях и воротах. Уберите все оружие из покоев!
Затем он вцепился в корсет Рейлы, собрав оставшиеся силы рванул сжатую в кулак руку в сторону, порвав одежду королевы. Оставалось еще одно острие в этом замке, кроме самого трона.
- И прикажи переплавить свою корону.
Резкая истеричная вспышка сменилась столь же неожиданным унынием, в глазах дракона появилась влага, тягучая слеза сползла по щеке. Он уперся в собственное предплечье, жилая остановить поток слез. Тело Эйриса затряслось в судорогах, будто у него был лихорадочный припадок, монарх начал попросту выть.
- А-а-а-р-р-г-х-х... Я видеть не хочу больше никого, кроме тех, кто нашей крови... Проклятая страна, проклятые феодалы, проклятые наместники, вонючий, отвратительный народец, гиблые никчемные земли... Это их постигнет рок...настоящий рок, настоящий конец этого мира! Из огня мир выйдет чистым...из огня выйдем мы!

Отредактировано Aerys II Targaryen (2016-02-14 14:55:45)

+1

7

     -Эйрис... - она слушала его и не верила собсвтенным ушам, слушала и ощущала, как с каждым мгновением все ниже опускаются ее плечи и все шире раскрываются глаза. Страх мертвой хваткой сомкнул ледяную руку на ее горле, мешая вздохнуть, пробрался под остатки одежды, копошился у корней волос и целой армией мурашек сбегал по спине. Губы Рейлы приоткрылись в невысказанной реплике, незаданном вопросе. Она перестала понимать, что происходит, и от этого ей становилось еще страшнее, чем прежде. Даже голос ее супруга изменился, стал будто бы на тон выше, истеричнее, испуганнее. Лишь когда он начал раздавать приказы, его глаза вновь зажглись, словно в безумной страсти, охватившей короля. Так стараясь помочь ему, она добровольно заключила себя в собственную клетку, из которой не было спасения. Обычно рассудительный и мудрый, пусть и не лишенный некой доли излишней предостороженности, Эйрис просил о вещах странных и не логичных, однако королева не смела ему возражать. Не желая признавать очевидное и продолжая отрицать все, она не стала спорить или пытаться вразумить супруга, соглашаясь на все, что он потребует от нее. Потерев переносицу, женщина нахмурилась, но все же послушно встала с места, покинув ванную и вернувшись в покои. Дав себе мгновение слабости, она прислонилась лбом к дубовой двери, закрыв глаза и облизнув губы, а после тихо толкнула ее, выглянув из комнаты и осторожно тронув одного из гвардейцев за рукав.
     - Сир, заприте дверь и не выпускайте никого, пока я не прикажу. Пошлите за мейстерами, пусть несут свои мази и успокоительные настои.
     Получив от рыцаря положительный кивок, она еще на секунду задержала его, вытащив из ножен длинный острый меч и увлекая оружие за собой в комнату. Мотнув головой - немая просьба не задавать вопросов - она захлопнула дверь и решительной походкой направилась обратно к супругу, застыв в дверях и приподняв меч, демонстрируя его Эйрису.
     - Все выполнено, Ваше Величество. Ты сможешь воспользоваться им, когда твое здоровье восстановится.
     Продолжая сохранять напускное спокойствие, Рейла поставила оружие у двери, а сама вернулась к купальне своего дракона. От постоянных вспышек и нервозности, он уже расплескал почти половину воды на пол, и королева потянулась к полотенцу, прежде, чем руки ее супруга вновь дернули ее к себе. Плотная шнуровка корсета треснула под его тонкими пальцами, на удивление сохранившими силу, и он отлетел в другой угол, с влажным стуком упав на пол. Потеряв окончательное понимание происходящего, королева, наконец, опустилась на пол и закрыла глаза. Их жгло так, точно в крови ее и правда бушевал огонь, и сейчас он грозился вырваться наружу вместе с ее слезами. Губы предательски задрожали, и обычно хладнокровная и равнодушная ко всему Рейла Таргариен потерла веки, позволяя себе такую слабость.
     - Мою... корону? - только и смогла выдавить она и непонимающе посмотрела на Эйриса. Короны им с братом были подарены их отцом, выплавлены по индивидуальным заказам, в соответствии со всеми особенностями личностных качеств монархов. Лишиться ее в первозданном состоянии было все равно, что лишиться своего имени, и Эйрис прекрасно это знал. Ее пугал не сам факт того, что любимая побрякушка королевы видоизменится, сколько то, будто ее супруг желает изменить ее саму.
     Потоки слез не прекращались, сколько бы та, что от крови дракона, не приказывала себе успокоиться. Она не понимала, чему верить - тому, что ее некогда мудрый король и впрямь не без основательно ударился в панику, и он знает чего-то, чего не знает она, или тому, что говорили воины, забравшие его из плена. Тому, что монарх лишился рассудка. Обе эти истины пугали одинаково сильно, и женщина не нашла ничего лучше, чем обнять свои колени и уткнуться в них лицом. Смотреть на Эйриса, поддавшегося истерике и бьющегося от приступа в ванной она попросту не могла физически, и ее плечи трясло от страха и боли. Слова эхом разносились по комнате и доносились до ее ушей, которые королева так силилась спрятать за волосами. Лишь когда ее дракон замолчал, она нашла в себе силы поднять голову и утереть лицо ладонями, опираясь на выступ в стене и поднимаясь на ноги.
     - В чем причины твоего недоверия? - она старалась говорить ровно, хоть и голос ее дрожал от осознания, что сила доводов едва ли будет расценена Эйрисом как достаточная, - и кто больше всего его недостоин? Мы казним их. Предадим их имена огласке, и наш народ сам встанет на защиту своего короля...

Отредактировано Rhaella Targaryen (2016-02-15 14:41:41)

+1

8

[let]Никто и никогда больше не переубедит короля. Довольно советов коварного Десницы и дифирамбов от мелких лордов. Довольно лести и обмана. Довольно компромиссов и милости для покоренных драконами земель. Горе побежденным. Как смели холопы позабыть о том, кто и по какой причине правит ими?
- Отныне замок покидать ни мы, ни наши дети больше не будем без веской причины, которую определяю только я. Никаких выездов на охоту, никаких больше праздников, визитов в дома вассалов.
Эйрис выбрался из ванны, после чего закутался в широкое полотенце. Пройдя к дверям, он взял клинок, оставленный Рейлой. Несколько раз разрезав лезвием воздух, он опустил оружие, но ладонь сжимала его так крепко, что вены на запястьях вздулись, а пальцы побелели.
Короля искренне удивляла непонятливость супруги, ему казалось, что он находится в стране слепых, где никто, кроме него не видит истинного положения дел. Каждый царек в своих владениях считал себя верховным правителем, не считая нужным даже менять веру, принятую на его земле, не облачаясь в знамена с трехглавым драконом. Они без зазрения совести воровали у короны, обманывая сборщиков налогов, самые смелые и отчаянные вовсе отказывались платить или ссылались на неурожайный год. Вокруг Королевской гавани и, в частности, Красного замка, собрались люди, которые, судя по всему, позабыли с чего началось правление драконов, позабыли пламя Балериона Черного Ужаса, которое было способно расплавить башни и крепостные стены. Настало самое время напомнить об этом. Если предатели и посмеют посягнуть на Таргариенов в их собственном доме, то огонь поглотит их вместе с падшей династией.
Бросив взгляд на свою королеву, монарх ощутил сколь она близорука и доверчива, он видел и чувствовал, как ее снедает непонимание, страх перед переменами, которые он задумал. Ему очень хотелось надеяться, что все это лишь женская неуверенность и боязнь, а не признак измены.
- Корону ты сменишь. - неожиданно холодным, спокойным тоном произнес Эйрис, подойдя к разложенным на кушетке у окна чистым вещам, предназначенным для него.
Начав одеваться, он все также не отпускал из рук оружие, пусть это и доставляло ему некоторые неудобства. Все не важно, теперь он будет находиться в состоянии войны всегда. Вызов династии и самому государству уже брошен, и Эйрис его примет.
- Чем ты занималась последний год, Рейла? Почему на помощь мне пришел лишь Тайвин, почему у стен Дарклинов я не видел тебя?
Глаза короля задавали этот вопрос также искренно, как его уста, а зажатый в руке меч будто нашептывал ему: "убей". Зачем ждать удара в спину от близких? Зачем страшиться измены родных? Зачем жить в страхе, когда все нити, ведущие к тебе, можно обрубить одним ударом? Никто так не ранит, как собственная жена, так зачем дожидаться лезвия в спине?

+2


Вы здесь » asoiaf : Lullaby for dark ages » Прошлое и будущее » dragon trouble


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC